Татуировки Hannibal The Cannibal

Татуировки Hannibal The Cannibal

Some people want to know who they are listening to, so for those people, I’ll tell ya.
I currently have 1500+ hours in the game, and have been playing both survivor and killer a lot. I have watched and been in tournaments and I feel like I know a thing or two about this game.
I have played as the Cannibal for a while, and I think I understand on how to play him.

So hopefully that cleared it up a bit.

Both Iron Grasp and Agitation will moderately help you get to the basement in time before a survivor wiggles out. As long as you down a survivor somewhat near the basement, you should have no trouble getting him to the basement. If you are really close to the basement and survivors are trying to bodyblock, definetly hit the survivors. They do not know that you have the perks that help you put survivors on hooks, so this can definetly help you. If you sadly are not able to put a survivor in the basement, put him far away from the basement, and use Barbecue & Chili to help you out.

I would always use Agitation over Iron Grasp, but for this build, you are going to want both of them if you want a better chance for a basement play. Since Leatherface is a strong basement killer, use that advantage to use these type of perks.

This perk goes amazingly well with this build. Barbecue & Chili is an insanely strong perk by itself, but it is definetly a good perk with this build as well. When hooking someone, you will be able to see the aura of all survivors that are out of the 32 meter range for a couple seconds. The reason this goes well with the basement build is because when you hook someone in the basement, you can find any survivors that are on generators or just survivors in general, and start chasing them.

Not sure if it was a game change, but he doesn’t charge up the way Billy does (v3.x). Instead, it’s all or nothing. You must restart charging from 0 to 100 if you release the key.

Billy’s saw charge up allows you to charge, but if you let go it merely decays and allows you to hold the charge by tapping the key intermittently.

The best advice I would give is that the key to using this chainsaw effectively is to pre-charge it on pallets and cancel quickly if not needed. I usually run up close to players so when I have that slight delay charging I’m close enough that new or bad players just run and get mowed down. Others 360 or juke and the AOE hits them anyway. Really good players, if you can get close enough, still fall to this sometimes it seems. My highest rank is only 13, but it seems to be the case so far.

Add-ons to increase chainsaw movement speed are great to easily catch up to a player after precharging during a chase. Seems precharging is key.

Татуировки Hannibal The Cannibal

Улучшенный аккаунт :

  • Улучшенный аккаунт на 1 месяц — скидка 10% продлится ещё 20 часов 41 минуту
  • Улучшенный аккаунт на 3 месяца — скидка 20% продлится ещё 20 часов 41 минуту
  • Улучшенный аккаунт на 6 месяцев — скидка 40% продлится ещё 20 часов 41 минуту
  • Улучшенный аккаунт на 12 месяцев — скидка 60% продлится ещё 20 часов 41 минуту

Ждёт критики:

  • Ждёт критики на 300 переходов — скидка 25% продлится ещё 20 часов 41 минуту
  • Ждёт критики на 600 переходов — скидка 45% продлится ещё 20 часов 41 минуту
  • Ждёт критики на 1200 переходов — скидка 65% продлится ещё 20 часов 41 минуту

Горячая заявка:

  • Горячая заявка на 300 переходов — скидка 25% продлится ещё 20 часов 41 минуту
  • Горячая заявка на 600 переходов — скидка 45% продлится ещё 20 часов 41 минуту
  • Горячая заявка на 1200 переходов — скидка 65% продлится ещё 20 часов 41 минуту

Смена имени — скидка 50% продлится ещё 20 часов 41 минуту

Подарки для авторов — скидка 50% продлится ещё 20 часов 41 минуту

Награды для работ — скидка 50% продлится ещё 20 часов 41 минуту

Награды для комментариев — скидка 50% продлится ещё 20 часов 41 минуту

Hannibal the cannibal

Неуверенность человека в себе побуждает его к страшным поступкам.
© Ганнибал

Многие наверняка хоть раз в жизни слышали имя «Ганнибал». Возможно, кто-то даже смотрел «Молчание ягнят» и помнит господина Хопкинса (он прямо сейчас смотрит на тебя, да), который своими протяжными речами с голубым взглядом в иные миры (или свой Дворец Памяти?) завоевал почет и уважение всех любителей качественного кино.
Однако какое-то время назад небезызвестный Брайан Фуллер (если не знаете, кто такой, то советую в качестве знакомства посмотреть что-нибудь из его работ — да, вот так просто) предложил миру теперь уже два сезона своего сериала про этого чудесного вымышленного человека, который настолько изящен, что в помещении вокруг него всё становится намного лучше, ярче и интереснее.
Проблема в том, что он при этом — серийный убийца-извращенец, у которого нет друзей, любимых, а психика была исковеркана еще в раннем детстве.
Но кого это волнует.

И, смотря сериал, о котором более расширенное мнение будет ниже, я решил познакомиться с первоисточником, то есть с книгами Томаса Харриса, и понять, почему о Ганнибале я всю жизнь слышал довольно часто, за что его любят, в чем его смысл и, конечно, провести глубочайшую (и одновременно самую быструю, ибо все мысли конвертировались за давностью минут) аналитику (обязательно на диване за гладильной доской, попивая сок и заедая сосисочками) по поводу того, что/кто же лучше: книги/фильмы/сериал, Хопкинс/Миккельсон, Нортон/Дэнси или вообще это явление (а это именно явление, спору нет) не заслуживает ничьего внимания и вообще всё зря.
Нет, оно, конечно, понятно, что всё зря, но давайте представим, что нет.

КНИГИ ТОМАСА ХАРРИСА

Логика человеческого восприятия до безобразия изменчива. ©

Если у вас выдастся свободный час-другой и вы вдругвнезапно решите провести его за какой-нибудь шикарной книгой и вспомните про Ганнибала Лектера, то… забудьте.
Томас Харрис — уникальный писатель. Точнее, если рассматривать понятие «писатель» как некий апломб мастерства, таланта и конечной успешной деятельности, то Харрис — не писатель.
Пожалуй, лучше всего его охарактеризует строчка в русской Википедии: »Информация о нём крайне скудна и противоречива»
Томас Харрис — скучный писатель.
Скудный писатель.
При всем уважении к тем светлым моментам, что есть в его книгах, если у вас есть выбор между Харрисом и кем-то иным, в ком вы более уверены — не читайте Харриса, по крайней мере с первой книги.

Однако при всем при этом могу сказать, что читать Харриса стоит.
Потому что мир, что он создал, и персонажи, которых придумал, сильнее его скупого языка.
Они выбрались с предел страниц и стали жить отдельно от слов в книге. Последние лишь показывают нам те малые действия, что они совершают.
Выбирайте.

Всего книг у него пять. Про самую первую, которая, судя по всему, не относится к Ганнибалу, Википедия молчит (а всем известен закон, что если не знает Вики — не знает никто), оставшиеся четыре так или иначе связаны с доктором Лектером.
Редко, но метко — это про Томаса.
И дело не в том, чтО пишет этот автор. Дело в том, как.
Довольно частые попытки раскрыть внутренний мир героев не вызывают внушения, ибо так скудно и по-голливудски пафосно в себе не копаются, и смешиваются с изобилием простого перечисления того, чтО происходит в тот или иной момент повествования в книге, что особенно видно в «Красном драконе», который я, если бы не живые образы из сериала в голове, стопроцентно бы бросил на середине. Складывается такое ощущение, что Харрис, работая полную смену за станком, приходя домой уставший, просто садился за письмо и выплескивал на бумагу град событий и людей, практически забывая (или, может, сил не оставалось) про мысли последних и то, что непосвященный читатель может утонуть в этой сухости и одинаковости образов.

Однако надо отдать должное. Самая плохая книга — «Красный дракон» — все равно имеет положительные пятна, которые называются «Фрэнсис Долархайд», главный злодей-убивец всего и вся в книге, которого ищет некий недоФБРовец (и, так получилось, недоперсонаж) Уилл Грэм, попутно советуясь с доктором Ганнибалом Лектером, который сидит в тюрьме за то, что убивал людей и даже трапезничал ими.
Фрэнсис Долархайд прописан. Прописан вот этим «событийным» языком, однако события позволяют — при должном желании и умении — проникнуть в мир этого человека и, собственно, понять, почему он такой… странный и ненормальный. Это интересно.
Самого Ганнибала в «Красном драконе» крайне мало, и не сказать, что он как-то особо сильно показывает себя как персонаж, как личность. Не знаю, думал ли Харрис о том, чтобы продолжать его историю того, когда писал эту книгу, но, безусловно, был сделан огромный задел, который в следующих книгах Харрис реализовал.

«Красный дракон» — прелюдия.
По большей части неумелая, лишь местами с главным злодеем крайне и крайне удачная, но затянутая до неприличия и жадная во всем, кроме описываемых официальным скучным языком событий.

Кларис, смотрите на вещи проще, и станет весело. ©

Начиная с «Молчания ягнят», дела идут лучше. Харрис убрал треть объема «Красного дракона», и психологически выносить череду событий, описанных простым языком рабочего после смены (да простит меня автор — ничего личного, серьезно) становится куда как легче, тем более что появляется нормальный главный герой — Кларис Старлинг, теперь уже полноценный сотрудник ФБР, которая, как ее коллега из прошлой книги, должна найти убийцу-главного гада, советуясь с Ганнибалом, который по-прежнему сидит в тюрьме за свои вкусные грехи.
Кларис — опять же, в отличие от Уилла Грэма — описывается куда как лучше, хотя тщетные попытки влезть ей в голову со стороны Харриса по-прежнему воспринимаются как то, чего быть в книге не должно, ибо эти лишние слова мешают событиям развиваться и получать информацию из себя.
Агент Старлинг крайне увлечена доставшимся ей делом по поводу дяденьки, который похищает девушек и сдирает с них кожу (в живых, конечно, остаться невозможно).
Ганнибал же, как обычно, знает больше, чем говорит, а если говорит, то потехи ради, и, скорее всего, верить ему нельзя, ибо изощренный (и извращенный) ум придумывает такие комбинации и связи, которые заведомо разгадать невозможно. Однако как-то так получается, что Ганнибал проникается некоторой… симпатией к Кларис. Она его интригует, хотя, конечно, не так сильно, чтобы не спать по ночам в своей симпатичной камере, но тем не менее.
И в итоге получается, что Ганнибал играет со всеми, все ведутся на его игры, и в конце концов умный доктор изящно всех дурит и оказывается на свободе, на которой его ждут новые подвиги… и новые игры.

Что касается самой формы, в которой облачена история (в книге она не такая краткая, естественно, но у нас же сжатый пересказ всего того, что надумал мой голова), то здесь виден прогресс. Более того: «Молчание ягнят» — это начало прогресса Харриса как писателя, и прогрессирует он в каждой книге. Не настолько, чтобы по стилю выделять его среди других авторов, однако достаточно, чтобы — при должной силе желания — читать и не зевать от скуки. Основная часть сюжетных поворотов по-прежнему не слишком витиевата (а жанр произведения, между прочим, «детектив», так что делайте выводы), но вот рассматривая детали, глядя на поступки персонажей, хочется проникнуться ими все больше и больше — и Харрис дает нам доступ к интерпретации поступков Ганнибала и Кларис Старлинг, показывая, собственно, нам эти поступки.
В отличие от Уилла Грэма, который как главный добрый персонаж был необычайно слаб и неинтересен, Кларис уже воспринимается как нечто более реальное, а не существующее лишь на страницах. У нее четко прослеживается характер и идеология, через ее разговоры с Ганнибалом (которые, разумеется, вопреки запретам не ограничиваются только деловыми деталями) узнаем о ее страхах, детстве, мотивации к поступлению в ФБР и прочее, прочее. Самому же Ганнибалу дали больше «страничного» времени, и пользуется им он как следует, не тратя впустую на ничегонеделанье — тем и интересен становится. Наконец-то в нем показывается то, что делает его — Ганнибалом, которого люди не одного поколения полюбили за ту суть, что он являет собой. Ту суть смертоносного изящества, тотального эмоционального спокойствия даже в самых сложных ситуациях и несломляемой силы харизмы.
Однако сюрприз подкрался незаметно. Вложив все силы в Кларис и Ганнибала, Харрис забыл о том, что он ввел еще и главного злодея, который бы развлекал эту честнУю парочку всю книгу.
Глав.гад на удивление не прописан, о его мотивации написано полстраницы, и сам он показывается не настолько часто, чтобы хоть как-то его прочувствовать, понять, рассмотреть, оценить. Он совершенно смазан на фоне, да даже бы и без фона выглядел бледной тенью своего предшественника Долархайда из «Красного дракона», что, несомненно, опечалило меня, ибо насколько был шикарен Фрэнсис — настолько никакущий Джейм Гамб, главный плохой парень «Молчания».

Тем не менее, могу сказать, что, в отличие от бедного «Красного дракона», где из интересного был только Фрэнсис Долархайд, «Молчание ягнят» уже балует читателя большим спектром интересных событий и порой даже (!) мыслей, пусть вся философия размышлений и не слишком глубока, чтобы копаться в ней больше трех минут.
Однако это уже что-то.
Раскрытие персонажей, первые (и весьма удачные) проявления нон-стоп изящества Ганнибала, которым он просто разрывает окружение, и несколько удачных сюжетных поворотов сделали книгу ЧИТАБЕЛЬНОЙ.
А учитывая ее малые размеры, то можно даже смело рекомендовать к прочтению, если у вас нет никаких завихрений по поводу того, что вы читаете цикл книг, начиная со второй.

Ненормальная реакция на нестандартную ситуацию — это нормально. ©

Охохо и бутылка Red Stag’а, Томас ты Харрис!
Не откладывая в долгий ящик: «Ганнибала» прочитал на одном дыхании, ибо здесь есть, перечисляю:
— много-много Ганнибала;
— много-много Кларис Старлинг;
— букет новых интересных персонажей, 70% из которых отбиты на всю голову;
— для любителей Assassin’s Creed II или просто фанатов истории: Италия, Флоренция, Пацци (из рода тех самых Пацци, да-да);
— пафос овер 9к;
— ошеломляющие сцены ближе к концу;
— шикарно… вкусный финал.
«Ганнибал» — самое сильное произведение Харриса. Самое большое по объему. Читая его, у меня сложилось впечатление, что Харрис расслабился наконец-то. Ему больше не надо ходить на завод к станку — он просыпается с утра, вкусно кушает и пишет в свое удовольствие. Так, как научился на две (ну ладно, три) предыдущие книги. Он больше не нагружает нас непонятно зачем нужной информацией. Здесь больше нет непонятно зачем нужных персонажей. Здесь каждый играет свою роль, здесь каждый запоминается, основные же герои (это не только Старлинг и Ганнибал) прописаны (пусть, опять же, с точки зрения событийности, но событийность знатная, сочная, по делу), а те очередные потуги Харриса заглянуть в голову основным персонажам пусть и не эволюционировали со времен «Красного дракона», но их хотя бы перекрывает остальное содержание.
Книга обрела структуру, которую видишь, прочитав ее. Если раньше куча ненужностей смешивалась и не позволяла адекватно оценить само ядро произведения, то здесь куда ни глянь — будешь смотреть в суть, в душу книги.

В «Ганнибале» нет главного злодея.
И в этом заключается, на мой взгляд, феномен, явление этого персонажа, который был выписан из книг в фильм и сериал (которые, собственно, поддержали эту идею).
Сам Ганнибал — не злодей, хотя, конечно, то, чтО он делает с некоторыми людьми, по меркам земным не слишком правильно. Мы не можем его ненавидеть за все злодеяния. Мы не можем его любить, потому что он не дает.
Последняя книга лишь укрепит эту мысль примерами из ранней жизни Ганнибала.
Ганнибал и не герой, потому что список добрых дел у него перекрывается списком серьезности недобрых.
Ганнибал застрял вне этих понятий. Не герой и не злодей. Убийца — да, но не всех и каждого. Изящный и красивый, утонченный и держащий спину, знающий себя и других и живущий с этим грузом.
Тут можно вспомнить Декстера из одноименного сериала — ребята сделали что-то похожее на Ганнибала, разве что взгляд обратили на иные стороны личности.

И именно с этой книги, как несложно догадаться, можно говорить о том, что история стала про Ганнибала. Это стало очевидно и для самого Харриса, который, собственно, еще в «Молчании ягнят» уволил Лектера с поста консультанта ФБР и поместил его на свободу, чтобы тот занимался своими делами.

Впервые полно раскрыты взаимоотношения людей. Если раньше, в двух предыдущих, они пахли официозом и деловой составляющей (в виде исключения можно вспомнить надоевшего за этот пост всем Фрэнсиса Долархайда, но из-за особенностей его личности отношения его с одним персонажем получились не очень удачными и полными), то здесь показалось что-то, что похоже на нормальные отношения между людьми, у каждого из которых свой характер, свои мысли и свои чувства (пусть Харрис по-прежнему на письме выражает их одним языком, которым умеет — ну, так получилось).
Пожалуй, вся книга — это наконец-то взаимоотношения, а не просто события. Люди разговаривают друг с другом, делятся своим, слушают друг друга. И на личных отношениях всё и завязано. И из-за личных отношений все события и происходят.

Вся книга — яркий фонтан событий и отношений, которые в итоге выливаются в безумно красочный финал, который фонтанирует смыслами и закрытыми гештальтами у всех, кто принял в нем участие.
Могу даже сказать, что это — достойный вариант для тех, у кого есть иные книги на «почитать», потому что это произведение составит конкуренцию не любому сборнику страниц, но многим, многим.

«Ганнибал: Восхождение»
Все любят раскаявшегося грешника.
Блудного сына, вставшего на путь исправления.
Прежде он ошибался, но теперь уже не будет. ©

Закончив широким жестом «Ганнибала», перед Харрисом наверняка возникло ощущение того, что продолжение истории про Ганнибала будет крайне неуместным (а оно будет таковым, безусловно), но заканчивать с этим героем не следует (и я прекрасно понимаю, почему). Придумывать нового — сложно, особенно Харрису, который хоть и отличился рассадником шикарных образов в «Ганнибале», но все же где гарантии того, что это не случайность, а начало закономерности?
И Томас справедливо решил, что надо ответить на некоторые вопросы, повисшие в воздухе еще со времен, пожалуй, «Молчания ягнят» и, вспомнив своего Фрэнсиса Долархайда, написал предысторию Ганнибала.
Получилось ли?

Лучшее тату за этот год:  Татуировки Мир ровных линий в стиле Сюрреализм Предплечье

Да, получилось.
Впечатление от книги: кратко, предсказуемо, но очень красиво.
Очень странно, особенно вспоминая начало моих речей, говорить о том, что Харрис может что-то написать красиво, но так и есть.
Сюжетно книга не выделяется ничем, а учитывая, что основную причину того, почему Ганнибал стал тем, кем стал, мы знали еще давно из предыдущих книг, то никакой интриги не возникало. Более того: как только момент Х прошел, было совершенно понятно, чем юный 18летний Лектер будет заниматься остаток книги и чем все закончится (разумеется, всё закончилось так, как было предсказано).
И в данном свете это не выглядит плохо. Разумеется, можно было лучше, и в этом сюжетном плане «Восхождение» — шаг назад по сравнению с «Ганнибалом», однако… у нас есть книга, посвященная только Ганнибалу. Никаких Кларис, никаких жаждущих мести людей, только Ганнибал, его проблема и те связи, которые связывают Ганнибала с… его же внутренним миром. И не это ли прекрасно?

Харрис окончательно научился создавать красивые картины. Выдирая всё то, что было в «Восхождении», таких картин три: военное время, поствоенная Франция и японский стиль, которым окутан весь образ Ганнибала.
Ганнибал пафосен, как никогда. Юный подростковый пафос, который, в отличие от того, что имели мы, был пафосом по делу, потому что подкреплялся действиями.
Ганнибала учили утонченности — и он ее демонстрировал всегда и везде. Можно сказать, что эта японская утонченность, японский стиль, японская душа просочилась в Ганнибала и стала Ганнибалом — как ранним, так и поздним, пусть в моменты событий предыдущих трех книг некая европейская нотка всё же затронула шлейф, что он оставлял после себя.

И почему спокойная сюжетная часть (которая, впрочем, по событиям не спокойна, но, опять же, предсказуема) подходит этой книге? Потому, что отсутствие впечатлений от сюжета позволяет сконцентрироваться на стиле Ганнибала, позволяет окончательно рассмотреть его со всех сторон и понять, чтО им движет и почему всё так, как есть.
И когда дело доходит до активной фазы и Ганнибал наконец начинает всех резать под разными углами, это проявляется лучше всего: чарующие картины безобразного насилия, которые Ганнибал превращает в произведения искусства, лично меня не оставляют равнодушным, заставляя смотреть и смотреть, смотреть и смотреть на образ этого еще пока парня, который при стабильном пульсе в 72 удара в минуту справляется с тем, что ему преподносит поствоенное общество деградантов и тех, кто пытается вновь очеловечить себя — или делает вид.

«Восхождение» — спокойная книга. Красивая. Воспринимается как послесловие, коим, несмотря на статус предыстории, и является.
Рекомендую? Только после прочтения всего цикла — тогда впечатление будет правильным. В отрыве от него нет, не стоит.

Что мы имеем в итоге?
Не самый лучший цикл книг, который начинается за грустный упокой, а заканчивается… тоже за упокой, но поинтереснее и лишь для тех, кто «в теме», и лишь в середине происходит взрыв всего того, на что способен был автор.
И подобная скука, в которую вгонял Харрис полторы книги и которую теперь уже неумело пытается преподнести на блюде последнего произведения, вытягивает никто иной, как Ганнибал. Были Долархайд, Кларис Старлинг, были не упомянутые мной Мейсон Вергер, его окружение, его головорезы, тот самый Пацци из рода тех самых, кхе, Пацци, немногочисленные, но отвратительные (в плане своих личных качеств, а не преподнесения оных читателю) ФБРовцы и кто-то наверняка еще, но над ними всеми всегда стоял Ганнибал и не то чтобы контролировал… нет, просто стоял и наслаждался, иногда водя рукой над их головами, чтобы эти глупые люди делали то, что было бы интересно доктору Лектеру.
Ганнибал Лектер — уникальное явление в этой литературе. Прописан удивительно хорошо (уж за четыре книги Харрис осилил, надо отдать должное, и получилось интересно), стильный и невозмутимый, манипулятор и ни разу — жертва, как бы его ни ставила жизнь, и нетипично красивый даже в своих самых ужасных зверствах, которые он выставляет как произведения искусства.
Человек, обладающий мощнейшим интеллектом и самообладанием, для которого саморазвитие во всех аспектах — одно из главных слов, которое перерастает в действо.
Персонаж — шикарный, и я понимаю тех людей, которые прониклись его историями сполна и даже захотели сделать фильм, а позднее — сериал.
И как это вышло — быстро рассмотрим далее.

Наш мозг рассчитан на короткие импульсы тревоги, а не на длительное насилие, которое тебе, похоже, нравится. Поэтому тебе кажется, что тебя сейчас проглотит лев… ©

Давным-давно, еще в середине того десятилетия, я уже прикоснулся к Ганнибалу Лектеру. И я знал, что, смотря фильм «Молчание ягнят», я смотрю именно на того самого Ганнибала Лектера.
Но признаться честно: моих вкусов и моих оценочных способностей на тот момент не хватило, чтобы понять всю прелесть фильма.
Более того: мне не хватило всего этого для того, чтобы понять, почему все так умирают от замечательного образа Энтони Хопкинса. Я тогда отметил его голубые глаза, но это всё, что мне запомнилось в фильме.
Приятно открывать что-то новое для себя спустя столько лет.

Итак, здесь текста будет точно поменьше, чем выше, потому что не буду слишком сильно расписывать каждый фильм, а выделю общие черты, характерные для ВСЕХ четырех фильмов. Как ни странно, именно для всех, и это бросается в глаза.

Энтони Хопкинс.
Его заслуга в роли успеха «Красного дракона», «Молчании ягнят» и «Ганнибала», безусловно, неоспорима, и более того: не будь его, то последние два фильма из перечисленных точно вышли бы в разы хуже, чем с ним.
И дело в том, что Энтони просто сделал то, что от него требуется: он сыграл свою роль, а играл он Ганнибала Лектера.
Произошло удивительно: Хопкинс стопроцентно точно (и я подчеркиваю без преувеличения: стопроцентно точно) перенес книжный образ Ганнибала, который, как мы помним, в достаточной мере прописан, чтобы не домысливать что-то за автора, на экран.
Причем перенес его настолько убедительно, что, похоже, уже потом сам Харрис немного списал кое-что у Хопкинса. В книге «Ганнибал» (1999) в конце было написано, что Лектер, неся на плече тело Кларис Старлинг, все равно имел осанку танцора, но уже в «Молчание ягнят» (1991) Хопкинс отчетливо ясно имел… именно ту осанку танцора, которую ни с кем не спутаешь. Совпадение взглядов на героя? Дай бог.
Хопкинс великолепен во всем, начиная от голоса (как он протягивает слова, как он ставит ударения — весь такой тягучий, скрипучий, но чрезвычайно, чрезвычайно живой) и заканчивая взглядом на Кларис Старлинг в «Молчании», когда он вроде бы смотрел на нее, но взгляд при этом будто прошивал бедную Кларис, и казалось, что Лектер смотрит сквозь нее, видит ее всю изнутри и как будто уже выворачивает всю сущность героини наружу. Если бы я увидел такое в реальной жизни, то, боюсь, под таким взглядом не смог бы сделать ни движения.

Что объединяет все фильмы про Ганнибала, так это то, что они практически полностью цитируют книги. Именно во фразах. Порядок сцен и их наличие, конечно, в силу возможностей кинематографа к переносу книг все равно страдает (в случае, правда, с затянутым-перетянутым книжным «Красным драконом» наоборот, но то лишь исключение), однако то, с какой любовью и уважением фильмы цитируют оригинал — это здорово. И то, как создатели (а они были разные, и поэтому для меня удивительно, что все они так ответственны) подходят к образам героев — ничего лишнего, ничего надуманного — все только по канону, по страницам книг.

Удивительно то, что произошла маленькая замена во впечатлениях.
Фильм «Красный дракон» показался интереснее книги (неудивительно), а фильм «Молчание ягнят» показался хуже, чем книга.
Фильм «Красный дракон» при этом четко следовал настроению книги: никакущий Уилл Грэм (которого играл этот ваш Нортон), слабый Джек Кроуфорд, безумно изумительный Фрэнсис Долархайд, доставучий и скользкий Фрэдди Лаундс и милая слепая мисс МакКлейн и гора ноунеймов, имена которых вспоминать нет смысла.
Фильм же «Молчание ягнят», на мой взгляд, пал жертвой гения Хопкинса, который искрил так, что аж глаза болеть начинали. Ему дали немного больше времени, чем в «Красном драконе», однако использовал он его, как многие наверняка знают, выше обычных людских похвал. На его фоне даже весьма прилично сыгравшие Джоди Фостер в роли Старлинг и Тед Ливайн в роли главного гада Джейма Гамба не то чтобы теряются — нет, отнюдь, но второстепенны, а остальные и вовсе не видны, равно как и не виден весь фильм, который в отрыве от актерской игры не то чтобы снят… никак, но именно как детектив, причем с намеком на остросюжетность по причине сюжетного цейтнота, как-то не воспринимается серьезно. Хочется больше Лектера, Фостер и их разговоров.
Или я что-то не понял.
В любом случае, восторгов по поводу именно фильма «Молчание ягнят» не разделяю, восторги по поводу Хопкинса — разделяю, ибо невозмутимо гениально — и ничуть не меньше.

И в этом плане фильм «Ганнибал» полностью соответствует книге — такие же ощущения. Много Хопкинса, много теперь уже Джулианны Мур, есть даже бессмертный Гари Олдмэн, очень красивая картинка, цитата на цитате, стиль на стиле.
Последующий «Ганнибал: Восхождение» в этом плане аналогично бережно отнесся к оригиналу и процитировал самые важные моменты истории юного еще не доктора, но уже Лектера. К слову, молодой парень, который играет Ганнибала, то ли случайно, то ли специально мало того, что обладал кое-каким представлением об образе (:3), но еще и внешне имел с Энтони Хопкинсом занятную черту: что у Хопкинса, что у Гаспара (фамилию даже не буду пытаться написать) асимметрия на левую половину лица, что делает осознание того, что перед тобой один и тот же персонаж, сильнее.
Хотя вот у Гаспара я бы убрал пару лишних эмоций и их проявлений, которых не было в книге, и получился бы образцовый ранний Лектер, но и так сойдет, тем более что сам фильм в почти равной степени перенял японский утонченности дух у книги, что само по себе добро.

Фильмы практически идеально перенесли настроения и образы книг, и если вам лень читать книги (или я вас настолько запугал словами о них), то как альтернатива всегда есть кино, причем крайне качественное от и до.
И, чего уж там, легендарное уже.
Этого не отнять.

Я ведь не просто результат твоего влияния. Я не продукт. Я отбросил добро и зло ради бихевиоризма. ©

Охохо и бутылка оленей, Брайан ты Фуллер!
Товарищ Фуллер — большой любитель Ганнибала. Любитель и, что важнее и уже доказано теперь, ценитель. И более того: Фуллер — творец, который сумел искусно показать неизвестный ни по книгам, ни тем более по фильмам по книгам истории из жизни Ганнибала, которые предшествовали событиям первой книги «Красный дракон».

Да, сериал, все два его сезона — предыстория, происходящая до событий «Красного дракона».
В главных ролях: Ганнибал Лектер собственной персоной, Уилл Грэм собственной персоной и… да какая разница, кто еще, хотя остальные персонажи тоже заслуживают строк с собственным упоминанием.

Уилл и Ганнибал.
И знаете, про что сюжет первого сезона из двух?
Про майндфак.
Знаете, про что сюжет второго сезона?
Про майндфак.
Знаете, что происходит в течение двух сезонов?
Плохое детективное действо и шикарный майндфак.

Лектер — психиатр, и Фуллер как никто иной из его предшественников решил НАКОНЕЦ-ТО это показать, ибо раньше мы знали лишь, что Ганнибал практиковал, много знал и вообще у него был свой кабинет.
В сериале же показано очень много Ганнибала, который копается в чужих мозгах (not literally, если что), и копание это — изумительно.
Тонны философии и психологии выливается, тонны смыслов, подтекстов и полунамеков льются из КАЖДОЙ секунды сериала.
Фуллеру, видимо, тоже было не особо интересно читать про события в книге, и он много времени уделяет именно разговорам, причем очень разнообразным и умным. Смысл-уисл, как мы любим. Или нет. Я люблю.
События в сериале, разумеется, тоже есть, и обставлены они что надо (правда, не без недостатков существенных), однако главное, что заставляет смотреть — это все же разговоры и их содержание, обвязанное в изящнейшую форму, свойственную Ганнибалу.
Здесь же Ганнибал решил поделиться искусством ведения разговоров и с некоторыми другими персонажами, и в итоге теперь в сериале почти все герои красивые и… меланхоличные?

Сериал очень темный.
Ярких цветов в нем мало, веселья и радости — тоже.
И одновременно с этим сериал БЕЗУМНО красивый.
Фуллер, ей-богу, какой-то фетишист по части «посмотреть».
КАЖДЫЙ кадр — и это не преувеличение — просто вылизан до блеска и сделан так, как надо для того, чтобы создать у зрителя нужное впечатление, нужные эмоции и довести его до состояния, в котором все эти бесконечные (их реально очень много) полусмыслы и философские беседы воспринимались адекватно. Это тоже большое искусство — довести зрителя до этого состояния, ибо смотреть два сезона не слишком, будем честны, хорошего детектива не каждый будет, а особенно учитывая то, сколько приходится думать на пространные абстрактные темы — тем более, дело-то не по вкусу каждому.
И Фуллер решил не гнаться за зрителем, а просто делать то, что хочет. Обернув это в буйство стиля, чем нам и запомнился книжный Ганнибал.

Сериал чрезвычайно жестокий. Ну вот очень. Никакой цензуры, и если вы не уверены насчет своих нервов и желудка, лучше не кушать во время его просмотра. Если уверены — good for you.
И эта жестокость добавляет красок в общий фон темноты, о котором сказал, и в общий фон психологической жестокости, ибо в этом сериале отец-каннибал режет ножом всю семью, именно в этом сериале один человек ставит жесточайшие эксперименты над другим с целью… подружиться, именно в этом сериале психика людей извращается настолько, что они готовы реализовывать свои самые тайные желания…
В итоге общий психологический фон категорически густой и засасывает, не отпуская. Это как визуальный наркотик, во время которого ты обретаешь голос в голове, который диктует тебе новые смыслы, новые понятия, новые слова.
И это прекрасно.

И это уже не сериал в привычном понимании. Равно как и Ганнибал застрял между добром и злом, равно как и Хопкинса-Лектера мы и любим, и не хотим с ним встречаться в реальной жизни, так же и сериал.
Как СЕРИАЛ он, конечно, слабоват. Интрига — не конек этого сериала, по крайней мере детективная интрига первого сезона. Весь упор — на Ганнибала и Уилла, их взамоотношения.
Весь упор — на картинку.
Весь упор — на актеров.

Стоит рассказать о, собственно, Ганнибале.
Его играет датский актер Мэдс Миккельсен, и у него получился… очень интересный Ганнибал.
Что важно: это по-прежнему Ганнибал Лектер, которого мы знаем. Он по-прежнему обладает тем набором личностных характеристик, каким обладал книжный вариант и соответственно вариант Хопкинса.
Но он всё же, разумеется, иной.

Говоря о Ганнибале-Миккельсене, стоит сразу отметить, что он демонстрирует в ненавязчивой форме свой интеллект. Всё время он в общих чертах что-то говорит на обычную реплику персонажа, всё время он отвечает пространно и так, чтобы человек сам нашел ответную фразу в абстракции Ганнибала. В этом — вкус нового героя Ганнибала, в этом его суть, в этом его душа.
Помимо этого, Миккельсен превосходно отыграл Ганнибала и телом, не заставив усомниться в том, что перед нами до сих пор находится изысканный и до последней клетки утонченный представитель собственного класса элиты, до которой нам как до Африки пешком.
Во время психологических сеансов он, опять же, никогда не отвечает прямой фразой на вопрос, а лишь подталкивает клиента к решению вопроса самостоятельно. Во время обычных бесед — аналогично.
Это — еще одна форма игры Ганнибала, и вкупе с его движениями создается впечатление, что поймать этого человека чрезвычайно сложно, коль захочется.
Помимо прочего, Мэдс привнес в образ Ганнибала и свой уникальный голос с этими изгибающимися и как будто порой издевающимися интонациями. Датский (полагаю, что это датский) акцент английского языка радует ухо, и легкая картавость лишь усиливает эффект необычности образа (в оригинале Ганнибал тоже ни разу не англичанин или американец, к слову).

Уилл Грэм от актера Хью Дэнси (который, к слову, пробовал себя на роль Ганнибала в фильме «Восхождение», но его не взяли — как было бы сейчас забавно), вопреки книжному и киношному варианту, ПОЛУЧИЛСЯ. Более того: читая во время просмотра первого сезона «Красного дракона», я дочитывал ТОЛЬКО потому, что в голове сидел образ Дэнси, который заменял книжный образ никакущего Уилла.
В сериале Грэм искрит всеми красками тихого голоса, скромной улыбки, способности к сверх-эмпатии и крайне тонкой актерской игрой без переигрываний тогда, когда, казалось бы, сам Харрис велел. Более того: внешне Грэм-Дэнси тоже крайне красив, и поэтому любоваться — вкупе, как мы помним, с безупречной картинкой на фоне — можно бесконечно.

Сам сериал за два сезона процитировал вдоль и поперек уже три книги. Насквозь процитированы, почти в каждой серии. Было столько пересечений с этими книгами, что непонятно, чтО будет делать Фуллер, когда доберется до событий «Красного дракона» — но он справится.
И цитаты эти просто превосходны, ибо они не просто… цитаты, они вплетены, во-первых, в новые сюжеты, во-вторых, в новые смыслы, и в-третьих, они остаются именно что цитатами, а не вольным изложением, и отправляют читателей и зрителей оригинальных историй Харриса и режиссеров по мотивам прямиком к их творчеству, заставляя вспоминать, сравнивать и улыбаться от осознания того, как же всё БЕРЕЖНО сделано. Как же все не выбивается из вселенной.
Как же хорош Мэдс Миккельсон и как же он гармонирует с Хопкинсом, несмотря на то, что как люди они даже внешне крайне разные и, разумеется, видение Ганнибала у них все же немного различается.

Но работа проделана восхитительная.
Сериал не для всех, но если вы найдете в себе силы и желание проникнуть вглубь личностей, которые там есть, и выпить до дна всю чашу их страхов, странностей и переживаний, то «Hannibal» — это идеально ваш сериал.
Безукоризненно выполненный сериал про то, как один человек контролирует всё, живет под классическую музыку и… страдает от одиночества при всех своих внешних достоинствах.
Грустный сериал.
И, опять же, не злодей Ганнибал, хотя на фоне заслуженных зрительских симпатий к Уиллу он может таковым показаться.
Он просто не умеет иначе.

Лучшее тату за этот год:  Татуировки Военный флаг императорской Японии времен Второй мировой войны. в стиле Цветная,

You may not believe me now… but you will.
© Will Graham

Вот примерно так.
Ганнибал Лектер и немного впечатлений о нем.
Если кто-то еще не ознакомился с ним, но хочет, то можно начинать с сериала, попутно читая книги, а после книг и сериала — фильмы как закрепление книг.
Настоятельно рекомендую всем — мое путешествие доставило мне кучу удовольствие (пусть до некоторых частей приходилось пробираться сквозь увесистые терни сомнений насчет качества).

И Ганнибал как персонаж обрел статус культового в моем сознании не только потому, что он таковым является в общественном, но и потому, что он действительно умен, интересен и красив, как и подобает не совсем обычным людям.

Кунсткамера Ганнибала Лектера

Чудовищные преступления здесь возведены в ранг искусства. И это не просто метафора.

Кунсткамерами называли художественные или естественно-научные коллекции. Эти «кабинеты редкостей» объединяли все диковинное и необычное. Там не было привычной для нас драматургии выставки — «шедевр» — в центре, остальное-на периферии. Визуальная структура сериала «Ганнибал» насыщена необычными, пугающими, жутковатыми отсылками к мировой культуре.

Яркие визуальные образы соседствуют здесь с нейтральным фоном декораций. Перед нами своеобразные «инсталляции», созданные художниками-оформителями, которые привлекают к себе основное внимание. Для начала наш взгляд получает своеобразный «укол» от необычного изображения. Следом, вступает в работу наша память- мы подбираем аналогии из архива ранее увиденного. И, как следствие, активизируется наша подсознательная работа, уже с архетипическими образами.

Центральной темой для всего сериала является триада «человек-еда-искусство». Пересечения между этими объектами и порождают тот самый «укол», запускающий работу зрительского изображения.

Двадцать первый век вернул нам идею «кабинета редкостей» уравняв визуальный ряд сериала, высокое и низкое, поглощенное массовой культурой. Для языка телевидения, с его главенством «искусства мизансцены» над кинематографической детализацией кадра, подобные объекты-настоящая находка.

Постоянно повторяющийся мотив сериала- видения оленя или образа Ганнибала Лектера с оленьими рогами. Вендиго- дух-людоед, символизирующий голод или грядущую голодную зиму.

Собственно, преследующий главного героя образ предвещает нам развязку сериала. В Уилле Грэмме скрыт такой же монстр, как и в Ганнибале Лектере.

Образ изувеченного тела повторяется несколько раз на протяжении всего сериала. И как одна из жертв Чесапикского потрошителя, и как работа его имитатора.

Стажер ФБР обнаруживает среди рисунков Ганнибала Лектера, изображение, напоминающее изувеченного и, режиссеры дают нам понять, что это главная улика против психоаналитика.

Рисунок Лектера отсылает нас к образу мученика, святого Себастьяна. Его иконография начинается приблизительно в пятом веке и продолжает обрастать новыми коннотациями в наши дни.

Однако, в доме профессора Чилтона следователи находят медицинский справочник, в котором присутствует иллюстрация, напоминающая изувеченного. Это отсылка и к медицинскому прошлому Ганнибала Лектера, который, подставляя коллегу знал о наличии подобных изображений в профессиональной литературе.

В современном искусстве образ изувеченного соответствует работе американского художника Тони Мателли «Затраханный».

Очередная жертва Ганнибала Лектера предстает перед нами как явная отсылка к работам современного британского художника Дэмиена Херста. Смерть-одна из центральных тем его творчества. А цикл работ Natural History стал известен по всему миру. Препарированные животные помещены в раствор формальдегида.

Огромную фреску, составленную из обнаженных человеческих тел, Ганнибал Лектер завершает, вшивая в центр самого автора. Визуально эта работа отсылает к произведениям американского фотохудожника Спенсера Туника. Он специально организует мероприятия, приглашая добровольцев принять участие в специфических флэш-мобах, которые и документирует.

Растительные мотивы постоянно присутствуют на экране в сериале «Ганнибал». Это и оформление блюд высокой кухни, и, собственно «инсталляции» из тел, скрещенных с растениями. Прежде всего это «древо мира» и, найденные в лесу, тела сквозь которые проращивали грибы. Визуально эти объекты напоминают работы американской художницы кубинского происхождения Анны Мендьеты.

Культовый объект, изображение животного, почитаемого в племени в качестве тотема. В сериале «Ганнибал» — многолетняя работа маньяка, решающего свои давние семейные проблемы.

Образ Шивы-многорукого бога, олицетворяющего созидательное и разрушительное начало в сериале повторяется дважды.

Эксгумированный труп, принимаемый за труп Фредди Лаунз, предстает перед зрителем как «знак ухаживания», сближения Уилла Грэмма и Ганнибалла Лектера.

Во второй раз мы видим многорукий образ Вендиго, превратившийся в бога Шиву, во время беседы Ганнибалла и Уилла Грэмма. Разрушение и созидание и объединяющий их духовный символ.

Ганнибал Лектер предстает в двух противоположных ипостасях в сериале. Несмотря на однозначную трактовку, заключающуюся в том, что «он- дьявол во плоти», в момент попытки убийства Лектера, он предстает перед нами жертвой. С явной отсылкой к христианскому распятию.

Но на своей лекции в итальянском университете, доктор Лектер занимает привычное для себя место, становясь в центр экрана, на который спроецировано изображение люцифера.

Кстати, образ «кровь-вино», выведенный в заставке сериала, может быть трактован и как парафраз древнего обычая «кровного родства». Ритуала, в рамках которого в общей чаше смешивали кровь будущих «братьев». Вполне явная отсылка к тому, что Ганнибал кормил своей едой гостей на званых ужинах, делая их невольными соучастниками преступлений.

Рифма «кровь-вино» так же отсылает и к христианскому обряду евхаристии.

Картина Сандро Боттичелли, написанная в 1482 году-навязчивый мотив, преследующий Ганнибала Лектера. Он не только копирует картину в альбоме, но и создает «инсталляцию», воспроизводящую часть полотна.

Кстати, любопытный момент. В Италии Ганнибал Лектер получил прозвище «Mostro», что в переводе означает «монстр». В свою очередь, это слово созвучно итальянскому «mostra» — выставка. Этот каламбур (достойный «Ганнибал — Каннибал») еще раз закрепляет связь между чудовищными преступлениями Лектера и его стремлением к эстетизации жизни (и смерти).

Сцена на закрытом выступлении оперной певицы начинается для нас с «эндоскопического» плана голосовых связок. Мы в прямом смысле видим как рождается звук. Подобный прием использовал итальянский режиссер Ромео Кастеллуччи в своей постановке «Юлий Цезарь. Фрагменты» (первая постановка — 1997 год).

В спектакле, один из героев, пользуясь эндоскопом ввел через ноздри зонд с небльшой видеокамерой. Декламация шекспировского текста сопровождалась прямым видеорядом работы связок актера. По мнеию режиссера, это позволяло зрителю увидеть процесс рождения исскусства звучащего слова.

Кстати, в эпизоде сериала Ганнибал, певица исполняет фрагмент оперы Генделя «Юлий Цезарь в Египте».

Любовь Ганнибала к классической музыке не случайна. Этот штрих дополняет образ кровавого маньяка-убийцы. В течение двадцатого века, произошло немало катастроф. Крупнейшая-Вторая Мировая война вывела на первый план образ Адольфа Гитлера, диктатора с невероятной страстью к классической музыке. С этого момента, классика потеряла свой моральный авторитет, перестала быть чертой утонченных натур. Художники стали использовать музыку как постоянную спутницу насилия. Вспомни Алекса из «Заводного апельсина» Стенли Кубрика или знаменитый эпизод атаки вьетнамской деревни в фильме «Апокалипсис сегодня».

Один из любимых музыкальных инструментов Ганнибала Лектера- Терменвокс. Изобретение советского инженера-гения Льва Термена:

В контексте сериала, терменвокс- метафора работы психотерапевта, а, если точнее, его манипуляций. Не прикасаясь к человеку, Ганнибал Лектер может заставить выполнить его любую прихоть.

Любопытно, что в саундтреке сериала присутствует песня Марка Алмонда «Snake Charmer», она не вошла в официальную телеверсию, но была написана специально для «Ганнибала». Заклинатель змей — хорошая рифма и к терменвоксу и к работе манипулятора.

Образ Красного Дракона не только вынесен в заглавие одной из историй про Ганнибала Лектера, но и присутствует в виде конкретной художественной интерпретации.

Текст «Откровения», Глава 12:
«И другое знамение явилось на небе: вот, большой красный дракон с семью головами и десятью рогами, и на головах его семь диадим. Хвост его увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю. Дракон сей стал перед женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать ее младенца».

В сериале один из несущих изобразительных образов- работа поэта и визионера Уильяма Блейка.

Финал «Ганнибала» решен эпично. Единственная песня, прозвучавшая в сериале — «Love Crime» в исполнении британской певицы Сьюзи Сью. Именно там и упоминается кроваво-красный закат, а именно «Blood red setting sun».

Закат и в прямом и в переносном смысле. Упадок-как явление культуры и падение с утеса как конец истории. Обнаруживший в себе «маниакальные» наклонности Уилл Грэм глядя на окровавленные руки, обращается к Ганнибалу «Она и правда черная в свете луны».

Речь идет о черной крови, образ которой блестяще продемонстрирован в фильме «Смерть в Венеции» Лукино Висконти. У умирающего (на закате!) Ашенбаха, из под-шляпы стекает черная краска для волос, которой он закрашивал седину. Пытаясь стать тем, кем он не является на самом деле.

uCrazy.ru

МИНИ ЧАТ

Ранее редактировал NikoniX — 28.11.2020 00:06:07 — это дата публикации. Ничего не менял.

Дима, за чем изменил текст в посте про той йоду?

28 ноября 2020 14:30
NikoniX

Нет, а зачем мне? Я же на развлекательном портале.
Да нет, шучу, я читал про кредит, но меня этим не удивишь. Не самое худшее, что происходит в нашей стране.

28 ноября 2020 12:21
vyaz1c

За новостями вообще что ли не следишь?

28 ноября 2020 11:59
NikoniX

Более-менее. Хм, нужно попробовать.
Кредит или рассрочка?

28 ноября 2020 11:58
vyaz1c

Как оно? Кредиты в аптеках берете или пока обходитесь?

28 ноября 2020 11:55
NikoniX

HP, и вам всего хорошего!
Доброе утро, дамы и господа!

28 ноября 2020 11:34
HP

всем здоровья в избы

28 ноября 2020 08:33
Михась

Самое весёлое дёргать зубы пассатижами.
Себе.

Без анестизии.
Так что Рэмбо по сравнению со мной нервно курит в сторонке.

27 ноября 2020 22:53
Михась

Ну уколы могу сам ставить.

ну михася коччно не дохтор

27 ноября 2020 22:40
Михась

Враньё,один кривой как турецкая сабля врач написал свой номер телефона то из всех цифр я разобрал только цифру 1.

27 ноября 2020 22:39
NikoniX

Оказывается , врачи , когда напьются то пишут разборчивым почерком

27 ноября 2020 22:36
Михась

Ыыыыыыыыыыыыыыыы ыыыыыыыыыыыыыыыы ыыыыыыыыыыыыыыыы ыыыыыыыыыыыыыыыы ыыыыыыыыыыыыыыыы ыыыыыыыыыыыыыыыы ыыыыыыыыыыыыыыыы ыыыыыыыыыыыыыыыы ыыыыыыыыыыыыыыы

Хоть чем нить чат заполнить.

не говори
не говор
не гово
не гов
не го
не г
не
н
пиииииииииииииии ииииииииииииииии ииииииииииииииии ииииииииииииииии ииии

27 ноября 2020 22:18
NikoniX

Привет и не говори.

27 ноября 2020 19:05
Михась

Дратути.
Чат помер.

27 ноября 2020 17:30
Лансура

Да я листаю лента на крейзи и ВЕЗДЕ вижу еду, в частности упоминания о пончиках! а я по ним так скучаю.

Ахаха))) я оказывается на свой др тут постик делала)) символично))) Как быстро время то летит

26 ноября 2020 10:13
NikoniX

Ох, привет!
Ты про фруто-няню?

26 ноября 2020 10:10

ЛУЧШЕЕ ЗА НЕДЕЛЮ

ОПРОС

СЕЙЧАС НА САЙТЕ

КАЛЕНДАРЬ

Сегодня день рождения

Cannibal Corpse

Тихий уездный городок Буффало, штат Нью-Йорк, 1988 год. Не спалось спокойно на фоне этой пасторальной идиллии пятерым юным бруталюгам: Алексу Вебстеру, Крису Барнсу, Джеку Оуэну, Полу Мазуркевичу и Бобу Рьюсею. С музыкой ребята были знакомы и раньше: Алекс и Джек играли в Beyond Death, Крис развивал вокальные навыки в Leviathan. Пол, Боб и Крис успели сделать несколько демок в составе Tirant Sin. В самом начале 1989 года группа, назвавшая себя Cannibal Corpse, записала одноименное демо “Cannibal Corpse demo’89”, состоявшее из пяти песен. Песни оказались удачными и все вошли после переработки в первый альбом; некоторые из них и сейчас исполняются на концертах.
22 марта 1989 года в местном клубе River Rock Cafe состоялся концерт, записанный на камеру и названный 1- st live CС show.

С этой демкой ребята и пошли искать удачи на лейбл Metalblade. Сотрудники лейбла сразу поняли, что перед ними группа хоть и зеленая, но незаурядная, и предложили контракт на целых 7 альбомов. Позже контракт был продлен на более выгодных для музыкантов условиях. Алекс говорит, что секрет успешного сотрудничества заключается в их теплых личных отношениях с ребятами с лейбла.

В 1990 году появился первый студийный альбом — Eaten Back To Life. Крис Барнс подпряг личные связи, и артворком занялся известный по Dead World Comics художник Винсент Лок. Первым продюсером стал Scott Burns, о котором рассказывает Джек Оуэн: «Мы работали в студии с 11 утра до полуночи или даже дольше с небольшим перерывом, доводя Скотта до потери разума своей неопытностью и бесконечными вопросами о музыкальной индустрии. Некоторые сессии длились так долго, что он не возвращался домой и спал на полу в нашем отеле!»
На подпевках поработал еще один знакомый Криса — Глен Бентон, Deicide.

Следом вышли альбомы Butchered At Birth (1991) и Tomb of the Mutilated (1992). Музыка становилась все более техничной и злобной, тексты – кошмарными, а артворк… В работах Винса стали проявляться тонкость и психологизм, соответствовавшие усложнению тематик творчества группы – и музыкальных, и лирических. В 91-м году Каннибалы поехали в первое турне, в том числе по европейским странам. В 1993 году появляется Hammer Smashed Face, демо из 5 треков. Продюсеры начиная с этой работы стали меняться. В феврале этого года группа решила расстаться с Бобом Рьюсеем, в результате чего Боб сгинул в небытии и контакт с ним ни один из участников группы не поддерживает, а на смену ему пришел Роб Барретт из Malevolent Creation. В обновленном составе Каннибалы прилетели в Москву, где дали концерт в поддержку альбома Tomb of the Mutilated.

Примерно в это же время группу забанили в Новой Зеландии, Австралии, Корее и частично в Германии, где произошло следующее. Один ушлый малец пришел в школу в майке “Butchered at birth”, что морально травмировало некую педагогическую тетку по имени Christa Jenal. И когда эта нехорошая фрау влезла в правительство, первым делом она запретила Каннибалам играть песни с первых трех альбомов, а заодно и велела подвергнуть цензуре графику. В Корее один продавец, торговавший дисками Сannibal Сorpse, и вовсе сел в тюрьму. В Штатах тоже имелись проблемы: били тревогу родительские комитеты, а кандидат в президенты Bob Dole клятвенно обещал, что группы Cannibal Corpse при нем не будет. Выборы проиграл… Более-менее поутихло это безобразие в Америке только после съемок фильма Ace Ventura в 1994 году.

В этом фильме с Джимом Керри в главной роли Каннибалы снялись в роли самих себя. Они с удовольствием вспоминают о съемках: «Джим Керри – фанат дэт металла и наш фанат! Нас вызвали на лейбл, где нам сообщили, что команда Джима приглашает сняться в фильме. Мы были очень рады оказанной чести. Мы полетели в Майами Бич и снимались в течение четырех дней. Фильм очень нам помог, потому что люди пошли его смотреть, увидели нас, и некоторые стали нашими фанатами» (Пол Мазуркевич). В фильме показан фрагмент песни Hammer Smashed Face.

В этом же году группа записала самый продаваемый, полный 100% ударных композиций альбом The Bleeding, который окончательно вознес группу к вершинам металлического пьедестала.

1994 год оказался переломным и в личной судьбе музыкантов. Всем составом после окончания турне они переехали во Флориду, в Тампу, где создавались наиболее благоприятные условия для развития дэта. Названия флоридских групп говорят за себя: Death, Deicide, Morbid Angel, Obituary…

Но не все в группе шло так хорошо, как парни заслужили. Возникли серьезные разногласия между Крисом, занявшимся группой Six Feet Under, и остальными участниками. О сложившейся ситуации рассказывает Алекс: «Мы подумали, что, если бы Крис остался, группа не стала бы лучше ни по вокалу, ни по остальным партиям. Нам не нравились некоторые написанные им вещи, мы хотели, чтобы тексты были рифмованными и легкими для запоминания. Казалось, что ему уже не так интересны дела Сannibal Corpse, как когда-то раньше. Надо было быть командой, а мы не были, было нас четверо и Крис. У нас были проблемы в студии, звучание не радовало, дело не шло, и мы попросили Криса уйти». Решение было принято, когда Крис катался с SFU. По молодости лет успокоиться обе стороны сразу не смогли и некоторое время передавали друг другу изощренные приветы как в устной форме через третьих лиц, так и в письменной – на стенах клубных гримерок.

Пришедший на смену Джордж Фишер был личным другом Роба Барретта. Прозвище Corpsegrinder (размалыватель трупов) ему досталось в память о его первой группе, после работы в которой он занялся делами в Monstrosity. Lee, барабанщик Monstrosity, нередко в шутку говорил: «Эй, Корпсграйндер!» Так оно к человеку и приросло. О вкладе Фишера в творчество СС спорят до сих пор. Не буду рассуждать на эту тему, для того и существуют форумы. Во всяком случае, участники группы вполне довольны.

С Фишером Сannibal Сorpse продолжили писать альбом, который теперь уже назывался Vile, сочиненную музыку сохранили. А лирику пришлось переписать. Пришлось поменять и логотип, чтоб не платить пожизненно Крису Барнсу. Алекс об этом сказал, что и выглядело лого как-то несерьезно, по-детски, а группа прошла большой творческий путь и внутренне изменилась, ее участники повзрослели.

Роб не смог уложить во времени дела в Malevolent Creation и Cannibal Corpse, и на следующем студийном альбоме Gallery of Suicide вместо него играл Pat O’Brien, незадолго до этого ушедший из Nevermore. В альбомах Gallery of suicide, 1998, и Bloodthirst, 1999, продолжает развиваться лирическая составляющая музыки, особеннo ярко выраженная в композициях I will kill you, Gallery of suicide, Dead Human Collection, Unleashing the Bloodthirsty и, конечно же, From Skin To Liquid.

На материале выпущенных альбомов в Милуоке, штат Висконсин, было записано видео Live Cannibalism (2000), компиляция из песен с двух концертов. Специалисты дают ему высочайшие оценки. Группа великолепна – слов нет, но, на мой взгляд, американским фанатам брутальности, раскрепощенности все же не хватает.

В альбоме Gore Obsessed, 2002, настроения поворачивают от задумчивости и даже некоторой печали к ликующей, разудалой злобе. Вышедший вдогонку сборник Worm Infested того же года был уже предвестником стиля The Wretched Spawn.

В 2003 году Каннибaлы были награждены платиновым диском по итогам продаж всех изданий на всех носителях. И до сих пор они остаются единственной death metal группой, заслужившей такую награду.

15-летний юбилей группы был отмечен выпуском бокс-сета «15 year killing spree», по края набитого бесценными материалами. Чувствуется, что собрана коробка с искренней любовью к фанатам, что музыкантам хорошо понятно стремление die hard фэнов добыть ВСЕ, что относится к любимой группе. Раритет Каннибалы выложили по максимуму.

Альбом The Wretched Spawn, 2003, оказался последним, на котором играл ветеран СС Джек Оуэн. Из Cannibal Corpse он ушел в свой сайд проект, рок-группу Adrift, а в 2005 году вдруг оказался в Deicide. Зачем же ему пришлось менять одну дэтовую команду на другую? Вопрос остается риторическим. Как рассказывал Алекс Вебстер, на носу было турне в Мексике, а Джек уезжал с Adrift. Реакция Каннибалов была почти шоковой: «Ты не можешь так делать, мы же так долго ждали этого турне!» И в самый последний момент пришлось срочно искать замену. Выручил Джереми Тернер, которого мы и увидели на концертах в Питере и Москве в сентябре 2004-го. Позднее в группу на освободившееся место пришел опять Роб Барретт, сначала временно, а затем и постоянно.

Последний выпущенный на данный момент студийный альбом – Kill, 2006. Вызвавший поначалу некоторое недоумение отсутствием на обложке полюбившегося артворка и простеньким, казалось бы, названием, он пришелся по сердцу и старым, и новым фанатам. Некоторые из них даже склонны считать Kill колоссальным прорывом в творчестве группы.

В ноябре 2007 года после многочисленных турне Cannibal Corpse планируют приступить к сочинению материала для следующего альбома.

George “Corpsegrinder” Fisher (Vocal)

Вокал, написание лирики (1996 – по настоящее время)

Немногие фронтмены сумели принести столько сырой, яростной энергии на сцену, как это удалось Джорджу Фишеру. Джордж принимал некоторое участие в написании лирики Cannibal Corpse, это композиции Disfigured, Puncture Wound Massacre и Blood Drenched Execution. Ставший легендой благодаря экстремально низкому гроулингу и вызывающим восхищение длинным воплям, он также прославился мотанием хаером, называемым в народе «пропеллер» и, как последствие, самой большой шеей в дэт металле.
Джордж пришел в Cannibal Corpse в 1996 году после записи «Created to Kill» с Крисом Барнсом, и с тех пор он часть группы. До этого он пел в Monstrosity и покинул ее после работы на альбоме «Millenium». Длительность скрима в песне They Deserve to Die с альбома The Wretched Spawn – 15 секунд – одновременно шокирует и потрясает, являясь живой демонстрации ярости Cannibal Corpse.

Сайд-проекты:
Paths of Possession

Rob Barrett (Guitar)

Гитара, сочинение текстов и музыки (1994 – 1997, 2005 – по настоящее время)

Один из самых известных гитаристов в дэт-металле, Роб Барретт взрывает сцену яростными риффами и мощными соляками. Роб отвечает за помощь в создании нескольких песен Cannibal Corpse, включая She Was Asking for It, Devoured by Vermin, Stripped Raped and Strangled и Absolute Hatred. Ему принадлежит авторство Barbaric Bludgeonings с Kill. Вскоре после записи Tomb of the Mutilated он присоединился для участия в последующих турне и играл с Cannibal Corpse до конца 1996 года, закончившегося турне Monolith of Death. Роб успел завершить работу над «Retribution» Malevolent Creation, когда решил перейти в Cannibal Corpse.

Роб оставил Сannibal Сorpse после турне и вернулся обратно в Malevolent Creation, где работал до 2005 года, после чего опять стал играть в Cannibal Corpse, заменив Джека Оуэна.

Pat O’Brien (Guitar)

Гитара, сочинение музыки (1997 – по настоящее время)
Пат О’Браен известен как один из самых одаренных гитаристов в истории дэт металла. В течение карьеры Пат играл в разных влиятельных металлических группах. Наибольшая известность к нему пришла как к гитаристу Cannibal Corpse после того, как он занял позицию Роба Барретта в 1997 году.
Перед тем, как стать задающим уровень сложности гитаристом СС, Пат играл не действующей сейчас хеви-металлическая группа Chastain; в течение небольшого периода в 1987 году он ездил с ними в турне.

После сессионной работы в Chastain Пат О’Браен принимал участие в работе дэт/трэш формации Ceremony, возникшей в 1990-м. В 2000 году музыканты Ceremony издали только один EP на Hammerheart Records под названием «The Days Before The Death», который является переизданием демо 1992; на нам звучит гитара Пата.

Еще Пат успел недолго поиграть с power/thrash металлической группой Nevermore из Сиэттла, присоединившись к ним для записи EP «In Memory», изданной 28 мая 1996 года на Century Media Records. О’Браен работал с Nevermore еще над одним альбомом, «The Politics of Ecstasy», и покинул группу в 1997 году, присоединившись к дэт-металлической легенде Cannibal Corpse, чтобы сменить на посту Роба Барретта. Вот здесь талант и технические навыки Пата и вышли на новый уровень.

После некоторых размышлений ребята из Nevermore позвали на освободившееся место Tim Calvert, экс-гитариста Forbidden.

Небольшую роль в качестве сессионного гитариста Пэт сыграл и во флоридской дэт-металлической группе Monstrosity на время Extremities Tour, турне 1997 года. По иронии судьбы, Monstrosity оказалась предыдущей группой Джорджа Корпсграйндера Фишера, вокалиста Cannibal Corpse.

В составе Cannibal Corpse Пат впервые обозначил себя на альбоме 1997 года, «Gallery of Suicide», работая в паре с гитаристом и одним из основателей команды Джеком Оуэном. Альбом был издан 21 апреля на лейбле Metal Blade Records. Хотя «Gallery of Suicide» был его первой работой в составе СС, Пат не терял времени и вместе с Алексом Вебстером сочинял брутальные и сложные песни, например, «Blood Drenched Execution», заглавный трек «Gallery of Suicide» и инструментал «From Skin To Liquid». Заслуга Пата состоит и в написании собственной композиции «Stabbed in the Throat». Таким образом, Пат сразу доказал фанатам, что хотя он играет в Cannibal Corpse чуть больше одного года, но он – достойная замена Робу Барретту.

1999-й год оказался еще более творческим периодом в биографии Пата. В этом году был записан и издан альбом Bloodthirst, изданный 19 октября. Здесь Пат проявил еще большую художественную независимость, написав уже 3 произведения без соавторов – Dead Human Collection, Ecstacy in Decay и Hacksaw Decapitation. В 1999-м Cannibal Corpse впервые играли на фестивале Wacken Open Air.

Новое тысячелетие дало фанатам со всего мира возможность стать свидетелями высшего уровня владения гитарой Патом, наслаждаясь релизом в формате DVD. Издание называлось «Live Cannibalism», обе части датируются 26 сентября 2000-го. Концертный материал был взят с выступления в клубе The Rave в городе Milwaukee, штат Висконсин, 16 февраля того же года. Что интересно, песни были сняты на двух разных концертах (с разницей в один день), проходивших в рамках турне. 13 из 18 песен на «Live Cannibalism» были записаны 16 февраля в указанном клубе, а треки «Stripped, Raped and Strangled», «Covered With Sores», «Fucked With A Knife», «The Spine Splitter» и «Devoured By Vermin» были сняты накануне (15 февраля) в Emerson Theatre города Indianapolis, Indiana. Приобретя «Live Cannibalism» на CD или DVD, фанаты впервые получили возможность познакомиться с концертной работой Пата, не выходя из дома.

В 2000-м году Cannibal Corpse выпустили сингл «Sacrifice/Confessions», изданный в качестве бонуса к LP «Live Cannibalism». Кавера были сделаны на песни канадской трэш-металлической группы Sacrifice и дэт-металлической команды Possessed.

26 февраля 2002 года Пат с другими музыкантами СС выпустили восьмой студийный полноформатник, «Gore Obsessed». Пат снова проявил творческий потенциал в области сочинения мелодий и владения гитарой. Пату принадлежит авторство композиций «Hatchet to the Head», «Drowning in Viscera» и «Sanded Faceless». И старые, и новые фанаты Cannibal Corpse убедились в том, что Пат дает мощную волна брутальности, с которой нельзя не считаться. В этом году Пат второй раз в жизни вышел на сцену Wacken.

Следующий год был не менее удачным для Пата и Cannibal Corpse. 1 июля был издан следующий EP сборник, «Worm Infested». На нем представлены две новые песни, взятые с рекорд-сессий «Gore Obsessed» – одноименная «Worm Infested» и «Systematic Elimination». Релиз также включает кавер «Demon’s Night», написанный немецкой heavy/power группой Accept для альбома 2002 года «Restless and Wild». Оставшиеся треки с EP – это кавер «No Remorse» с альбома Metallica «Kill Em’ All», ранее появившийся на «Gore Obsessed» в качестве бонус-трека, и концертная версия «The Undead Will Feast» с вокалом Джорджа Фишера. Первоначально эту песню спел Крис Барнс на «Eaten Back To Life», 1990. На EP «Worm Infested» представлен и ранее записанный кавер «Confessions» группы Possessed.

4 ноября 2003 года группа выпустила свое первое коробочное издание «15 Year Killing Spree», чтобы отметить 15-летие существования. Три CD диска и один DVD представляют собой коллекцию разнообразного материала эпох Криса Барнса и Джорджа Фишера за 1988-2003 годы и включают также материал по работе Пата О’Браена в группе (чему шел уже шестой год), в частности, ранее не изданное демо «Gallery of Suicide», кавер-версии «Bethany Home (A Place To Die)» группы The Accused, «Endless Pain» трэш-металлических монстров Kreator и «Behind Bars» канадской трэш-металлической банды Razor. Талант Пата как исполнителя снова был запечатлен на DVD – в коробку включены видеозаписи разных лет, в том числе концерт в The Palace in Hollywood, штат California, где справлялось Metal Blade Records 20th Anniversary Party.

На следующий год Cannibal Corpse выпустили в свет девятый студийный альбом, «The Wretched Spawn» (24 февраля 2004). Почти четвертая часть всей музыки, представленной на альбоме, была создана Патом О’Браеном, за исключением трека «Severed Head Stoning», где Пат сочинял мелодии вместе с басистом Алексом Вебстером. Песни, для которых Пат один писал музыку, – это «Blunt Force Castration», «Psychotic Precision» «Frantic Disembowelment». Запись «Frantic Disembowelment» в исполнении Пата представлена на видео «The Making of the Wretched Spawn», вышедшем ограниченным изданием при альбоме. На этом DVD также представлены интервью с Патом и исполнение им гитарных партий «Festering in the Crypt». После издания альбома группа отправилась в турне, в том числе сыграла на Wacken Open Air Festival – уже в третий раз.

17 октября 2006 года Cannibal Corpse отправились в Mana Studios города St. Petersburg, штат Florida, для записи 10-го, последнего на данный момент альбома, «Kill», который был издан 21 марта. На этом альбоме можно услышать наиболее сложный материал, созданный Патом, включающий композиции «Make Them Suffer», «Purification By Fire», «Brain Removal Device» и брутальный инструментал «Infinite Misery». Желая сохранить творческую независимость и на этот раз, Паи сочинял названные четыре трека один.

После выхода «Kill» Пат и Ко вели активную концертную деятельность в поддержку альбома. Прошлым летом Cannibal Corpse отметились на Sounds Of The Underground Tour.

В 2007 году Пат может справлять десятилетие работы в Cannibal Corpse. Недавно группа переиздала пятый альбом, «Vile», название нового релиза – просто «Vile Live», он включает концертный материал 1997-го года. Группа объявила даты турне на ближайшие месяцы.

Какие же новые дэт-металлические сюрпризы могут преподнести Пат и его друзья по Cannibal Corpse в будущем? Только время покажет…

Участвовал в группах:
Chastain (Сессионный гитарист в1987)
Ceremony (гитарист)
Monstrosity (сессионный гитарист в 1997 «Extremities» турне)
Nevermore (гитара, 1996 – 1997)
Cannibal Corpse (гитара, сочинение музыки, 1997 – по настоящее время)

Paul Mazurkiewicz (Drums)

Ударные, сочинение текстов и музыки (1988 – по настоящее время)

Один из двух оставшихся оригинальных участников Cannibal Corpse, барабанщик Пол Мазуркевич – сила, с которой нельзя не считаться. Тексты Пола самая сложная из всей лирики, которую сочиняет группа, достаточно посмотреть на Monolith, Dead Human Collection, Worm Infested и Frantic Disembowelment. Пол способен выдавать как быстрые, плотные ударные партии, так и медленный, технически навороченный материал, поэтому неудивительно, что он стал стержнем группы с самого начала.
Первоначально Пол играл в Tirant Sin с бывшим вокалистом Cannibal Corpse Крисом Барнсом, гитаристом Робом Рьюсеем, Joe Morelli и Rich Ziegler в далеком 1986 году. Он присоединился к Cannibal Corpse, повстречав басиста Алекса и экс-гитариста Джека Оуэна, которые в тот момент играли в Beyond Death. Говорят, Пол то тут, то там участвует в разных сайд-проектах, среди прочих был Path of Man с Джеком Оуэном, но он никогда не удалялся слишком далеко от Cannibal Corpse.

Jack Owen (Guitar)

Гитара, сочинение текстов и музыки (1988 – 2004)

Мастерство владения топором Джека Оуэна, одного из оригинальных участников Cannibal Corpse, многих вводит в благоговейный трепет. Хотя он больше и не играет в Cannibal Corpse, Джек в течение целых 15 лет придумывал всяческие мучения и пытки. Его часто указывают как автора самого убойного материала, в том числе композиций Gallery of Suicide, The Spine Splitter, Dormant Bodies Bursting и Decency Defied. Всем сердцем он предан классической
гитаре.

Изначально, в 1987 году, Джек играл в Beyond Death с будущим бас-гитаристом Cannibal Corpse Алексом. Ходят слухи, что он делал обе гитарные партии на ранних записях, чтобы восполнить некомпетентность бывшего гитариста Bob Rusay, но скорее всего это просто беспочвенные сплетни. Джек ушел в 2004 году сразу после турне Tour of the Wretched, чтобы присоединиться к Adrift.

Джек вернулся в дэт металл на время одного турне и последующей записи с Deicide, где сейчас он постоянный участник.

Bob Rusay (Guitar)

Гитара, сочинение музыки (1988 – 1993)

Пожалуй, самый загадочный музыкант из Cannibal Corpse, Боб Рьюсей был одним из основателей Tirant Sin с Крисом Барнсом, Полом Мазуркевичем, Joe Morelli и Rich Ziegler. Боб играл в Cannibal Corpse в период первых трех альбомов, поучаствовав в записи одних из самых жирных песен группы – Born in a Casket, Gutted, Covered With Sores и I Cum Blood. Пути Боба с группой разошлись вскоре после записи альбома Tomb of the Mutilated.

Истории о Бобе наполнены слухами, самыми выделяющимися из которых являются разговоры о его роли в записи первых трех альбомов. Многие думают, что партии на самом деле сыграл Джек Оуэн из-за неумения Боба играть как надо. На данный момент эта информация не подтверждена. После Cannibal Corpse Боб поиграл в еще одной группе, а сейчас он преподает гольф в Аризоне.

Chris Barnes (Vocal)

Дата рождения: 29 декабря 1967. Родился в Buffalo, штат New York, США.

Считаясь среди многих единственным живым дедушкой экстремального металла, Крис Барнс оставил значительный отпечаток в истории дэт-металлической сцены. Более 20 лет он живет на сцене, сочиняя одни из наиболее диких песен в истории дэта.

Крис Барнс начал карьеру в экстремальной металлической музыке в возрасте 19 лет. Его первой группой была death/thrash банда под названием Tirant Sin, появившаяся в 1986 году в родном городе Криса, Буффало. Среди других участников Tirant Sin были ударник Пол Мазуркевич, гитаристы Bob Rusay и Joe Morelli, басист Rich Ziegler. В течение 1986 года Крис пел в еще одной группе из Нью Йорка, играющей death/dhrash металл, Leviathan, в 1987 году они выпустили демо «Legions of Undead». Демо можно послушать, купив коробку Six Feet Under «A Decade in the Grave», 2005.

Во время его двухлетнего участия в Tirant Sin были записаны три демки. Первая появилась в порядке самиздата в 1986 году, называлась она «Chaotic Destruction» и распространялась через знакомых. Второе демо, «Desecration of the Grave», тем же способом шло к аудитории в 1987 году. И последняя, третья демо запись, «Mutant Supremacy», была сделана в 1988 году.

В декабре 1988 года Крис Барнс с приятелями по Tyrant Sin Полом Мазуркевичем и Бобом Рьюсеем переходит в формирующуюся группу Cannibal Corpse. К ним присоединяются бас-гитарист Алекс Вебстер и гитарист Джек Оуэн из местной группы Beyond Death.

Cannibal Corpse оказались одной из самых первых и влиятельных команд на дэт-металлической сцене. Группа сыграла первый концерт в местном клубе городка Буффало «River Rock Cafe» в апреле 1989-го года вскоре после записи демо из пяти песен. Спустя год после этого гига группа подписывает контракт с компанией Metal Blade Records. CC переписывают пять песен из демо ’89 и включают новую редакцию в дебютный альбом Eaten Back To Life, выпущенный на Metal Blade 17 августа 1990 года. Послушав альбом, уже можно заметить особенный подход Криса к лирике: в таких песнях, как «Skull Full of Maggots», «Born in a Casket» и «Shredded Humans» рассказаны больные истории о расчленении, убийствах, некрофилии и прочих жутковатых вещах. Данные песни, как и другие с этого альбома, вскоре становятся любимыми среди фанатов.

В 1991 году Cannibal Corpse записали и издали второй альбом, «Butchered at Birth». С первых прослушанных песен становится ясно, что Крис изменил резкий, немного трэшевый стиль вокала (который слышно на Eaten Back to Life) и стал петь низким, гортанным дэтовым бульканьем. Голос Барнса начал приобретать четко отличимые особенности. Лирика была не менее блестящей: тексты стали еще более злобными и ужасающими. Классические композиции, написанные Барнсом, включают «Gutted» и «Meat Hook Sodomy».

В 1992 году Барнс и Ко пишут альбом, многими считаемый величайшей работой Cannibal Corpse, – «Tomb of The Mutilated». На нем появляется лирика, наверное, самая нездоровая за всю историю дэт металла, примером может послужить текст «Necropedophile». На этом же альбоме представлены стихи Криса Барнса к самой известной песне Cannibal Corpse, «Hammer Smashed Face». Вокал Криса становится настолько низким и горловым, не свойственным человеческой природе, низкий рев сменяется «поросячьими визгами», что внутри буклета содержится заметка: «При записи вокала не использовались технические средства для изменения звучания». Это подтверждает, что Крис – не очередной заурядный вокалист, а живая, дышащая дэт металл машина.

1993 был еще одним важным годом для Cannibal Corpse. По просьбе Джима Керри группа появилась в фильме «Ace Ventura: Pet Detective», где был сыгран 30-секундный фрагмент песни «Hammer Smashed Face». Чтобы отметить факт 30-секундного увековечивания в кинематографе, 23 марта 1993 года группа издала первый сингл, «The Hammer Smashed Face EP», единственный для «Tomb Of The Mutilated».

В 1993 году Барнс создал сайд-проект Six Feet Under, одним из музыкантов оказался Allen West из Obituary, и вскоре эта группа для Криса стала приоритетной.

12 апреля 1994 года Cannibal Corpse издали альбом «The Bleeding», завершающий период группы с участием Барнса. На нем обозначилось несколько изменений в творчестве Cannibal Corpse, в первую очередь касающихся скорости. Причиной стало желание Барнса подать музыку под другим углом. Стиль этого альбома похож скорее на то, что он делал в Six Feet Under, чем на предыдущий материал Cannibal Corpse, более ударный и скоростной. Вокал становится более разборчивым в отличие от предыдущего нечеловеческого рева с первых трех альбомов. Также с материала «The Bleeding» был сделан первый и единственный клип с участием Криса Барнса, снятый по треку «Staring Through The Eyes Of The Dead».

Так как Крис начал все больше и больше времени проводить, занимаясь Six Feet Under вместо Cannibal Corpse, все реже стал он ходить на репетиции Cannibal. В конце концов во время записи «Created to Kill» в 1995 году оставшиеся музыканты СС вместе решили, что Крис, в течение целых 7 лет бывший главной творческой силой Cannibal Corpse, больше не является участником группы.

Лучшее тату за этот год:  Татуировки на ступне
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Всё про тату: самая полная коллекция фото и видео
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30