Японская татуировка на фарфоре

Содержание

Tattooed Souls

журнал о людях и татуировках

Огури об искусстве японской татуировки.

Огури или Хорихиде именно так он известен в мире тату в Японии и высоко почитаем как первопроходец, принесший японское мастерство тату американским татуировщикам также как и Моряк Джерри (Sailor Jerry), а впоследствии, по окончании Второй Мировой Войны, и Эд Харди. Таким образом, заложив начало большому азиатскому искусству тату, что изменило представление западного человека о татуировках во второй половине XX столетия. Пожалуй, приведу его собственные слова.

«В былые времена, японские татуировщики работали на дому и занимались этим подпольно. Они не развешивали объявлений и не оставляли своих контактов. Занятие татуировками было запрещено в Японии вплоть до окончания Второй Мировой. Желающие обычно разыскивали мастерские сами, информация передавалась из уст в уста.

В то время когда я обучался, феодальные законы все еще действовали в Японии. Uchideshi (учидеши) – так называлось обучение на японском, оно попадало под один из таких законов. Как правило, ученики жили со своими наставниками, срок обучения проходил 5 лет. После 5ти-летней подготовки, ученики работали уже независимо от наставников, при этом, они отдавали последним часть заработка за год. Этот год являлся своего рода служением, в ходе которого ученики выражали свою благодарность преподавателям, оно называлось на японском oreiboko (орибоко). Когда новички приступали к обучению, учителя обычно предупреждали их об этой системе: 1) 5ти-годовое обучение; 2) 12ти-месячное служение по окончании обучения.»

Середина 20го века, Япония

На фото изображены мастера по нанесению татуировки в традиционном стиле, в центре расположен руководитель, Умидзу ©.

Фото © Hulton-Deutsch Collection

«Я ночевал в мастерской у своего наставника весь период обучения. Мое желание стать профи было настолько велико, причем как можно скорее. Глубокой ночью я подбирал иглы из арсенала моего наставника, усаживался, скрещивая ноги, и, вспоминая, как он это делает, пробовал наносить себе тату на бедренную часть ноги без чернил. Для нанесения контура я использовал толстый бамбуковый стрежень длиной около 20 см. Наточив край этого стержня и расположив на нем по порядку 6-7 иголок, связанных шелковой нитью. Длина кончика иглы составляла 3-4 мм. Я хотел как можно скорее приступить к работате в качестве татуировщика и практиковался на своих бедрах с помощью бамбукового стержня каждый вечер после работы. У меня не было навыков в использовании специальных инструментов по нанесению татуировок, я не знал под каким углом это все делать. Порой игла слишком глубоко проникала под кожу, что вызывало кровотечение и синяки. Я не мог наносить рисунки бамбуковым стержнем так, как мне этого хотелось. Средь бела дня я вскрикивал. В то время, когда у меня не было работы в течение дня, я усаживался по левую руку от моего наставника, наблюдая за его техникой.

К мастеру все клиенты приходили в назначенный час за hitoppori (хитоппори). Хитоппори с японского — нанесение татуировки в течение 2 часов каждый день. Если по замыслу наносилась большая татуировка, клиент появлялся на 3ий день. Обычно я усаживался спереди на пару часов, чтоб запоминать мастерское движение рук наставника. Он мне напоминал: «Я не собираюсь проводить тебе лекций. Перенимай навыки техники, наблюдая за мной». Наблюдение ¬– самый быстрый способ обретения навыков, намного эффективнее, чем прослушивание лекций, если человек хочет научиться по-настоящему. Несмотря на весь мой энтузиазм, навыки дались мне совсем нелегко, и вообще я не наблюдал за собой никакого прогресса».

1946, Токио, Япония

Японский тату-мастер работает на плече члена преступной группировки якудза.

Фото © Horace Bristol

«Однажды, супруга наставника попросила меня порубить дрова. (Как правило, ученики обращаются к женам наставника ane-san (ане-сан) или okami-san (оками-сан). Так вот, когда я к ней обратился ане-сан, она так обрадовалась, что, с тех пор вплоть до окончания обучения, я ее так называл). Был один случай, когда я рубил дрова на заднем дворике, и мне было очень жарко. Все тело покрылось потом, и я решил раздеться: снял рубашку и штаны. Ане-сан подошла ко мне и сказала, чтоб я отдохнул, она протянула мне чашку чая. Ане-сан заметила на моих бедрах следы нанесения рисунков иглой.

Она спросила меня в удивлении откуда у меня шрамы на бедрах, мол, неужеои ли я практикуюсь на себе.

— Да, — ответил я, — но у меня не так получается, как у учителя.
— А ты когда-нибудь видел его ноги?
-Нет.
-Его ноги полностью в татуировках. Понимаешь, о чем я? Он говорит, что в период обучения он практиковал на своих ногах, используя краску. Поэтому его ноги черные. Он поведал мне также о том, что татуировщику необходимо изучать это дело непосредственно на своем теле, чтобы стать профессионалом. Человечество еще не придумало способ менять кожу. Поэтому чтоб научиться этому искусству – нужно использовать свое тело, — закончила ане-сан.

24 окт., 1955, Токио, Япония

На фото изображены настоящие любители этого искусства, мужчина разъясняет своему сыну замысел татуировки, указывая на нюансы техники. Когда-нибудь повзрослев, этот мальчишка, возможно, тоже захочет быть разрисованным с помощью такой техники нанесения. Среди американских военных, проходящих службу в Японии, есть и те, кто покровительствуют этим татуировщикам.

«После того, как я узнал об этой истории, я вспомнил одного мастера, у которого все руки вплоть до кистей были изрисованы, его обнаженные ноги я не видел. Мне стало интересно, может пробовать с чернилами? Но я не знал, как чернила наносятся на кожу. Я решил освоить технику до тех пор, пока мое тело не почернеет полностью. “Я ни перед чем не остановлюсь, иначе – провал.” С тех пор, считай, ежедневно я практиковался на своих ногах, начиная с бедер до лодыжки. Чернила я не использовал.

Сегодняшняя молодежь не представляет себе, насколько насыщенными были тренировки. Я вставал в 5 утра и начинал с уборки всего дома, как внутри, так и снаружи, затем я мыл полы. Зимой руки так замерзали от холодной воды, что покрывались цыпкой, а пальцы раздувались. В перерывах, отведенных для приема пищи, я получал по одной порции супа, а на второе – одну пиалу риса. При всем моем желании есть больше, у меня не было такой возможности в связи с ограниченным временем. По окончании IIй Мировой Войны испытывался дефицит продуктов питания, сложно было достать где-либо риса, чтобы прокормиться. Мы питались смесью из риса и ячменя. В то время мне было 19 и я постоянно голодал, для меня это был серьезный жизненный опыт.

Иногда наставник на меня кричал и даже доходило до рукоприкладства. Требовалось много терпения, чтоб пережить обращение такого рода. Многие ученики бросали обучение и уходили от своих преподавателей именно из-за жестокого обращения. Я, естественно, задумывался о причинах таких нападок. Мне приходилось идти на обратную связь с наставником, хоть я и испытал к нему обиду и злость. Решением этих проблем в феодальный период было одно – исполнять волю учителя. Я много плакал, лежа в своей кровати оттого, что был сильно подавлен. Периодами он отоваривал подзатыльники без какой-либо на то причины. Впоследствии, когда и я обрел навыки, я все же нашел объяснение его поведению: он бил меня, заставляя задействовать максимум моих возможностей. Как я его ненавидел во время обучения! А сейчас, оглядываясь назад, мне стыдно, что я мог испытывать такие чувства по отношению к нему.»

1946, Токио, Япония

Японский татуировщик работает на спине женщины.

Фото © Horace Bristol

“Когда я был учеником, наставник учил меня изготавливать иглы. У каждого татуировщика свои особенности по их изготовлению. Я складывал 7 штук по порядку и загибал их кончики. После я делал веерную форму из них, используя середину игл в качестве верхушки веера, отодвигая остальную часть вниз. Иглы должны быть собраны в трапецевидную фигуру и спаяны вверху.

Во время создания тонких линий я использую 2ую или 3тью иглу, которые расположены ближе к мой руке, настраивая угол по отношению к поверхности. Когда наношу контур, я использую иглы, которые находятся посередине.

Для нанесения деталей некоторые мастера используют другой инструмент, состоящий из 3 игл. А профессионалы делают это всем, чем захотят, для контура используя только один набор. Им не приходится задействовать другие инструменты. Они способны рисовать тонкие и толстые линии, маленькие круги и т.д. и т.п. Профессиональные татуировщики наносят рисунки гладко: сверху вниз, слева направо или наоборот. Когда мне нужно больше чернил для нанесения рисунка, я делаю kaeshibari (кэшибари), постукивание иглами. Кэшибари один из видов техники, когда постукивание происходит другой стороной игл и нанесение краски с использованием оставшейся части чернил с другой стороны.”

1946, Токио, Япония

Татуированная кожа, пожертвованная владельцами после смерти для исследования и хранения

Image by © Horace Bristol

Horimono (Хоримоно) означает татуировка (японск.), где Hori – хори или horu (хору) – надрезать, вырезать, mono (моно) – вещи, штуки.

Нанесение татуировки схоже с вырезанием скульптуры. Татуировка не рисунок. Она должна быть различимой на расстоянии в течение многих лет. Объект выражения татуировки должен четко читаться на расстоянии. Если татуировка сделана слишком детально, ее сложно будет разглядеть. Как и скульптуры, татуировки должны быть грубыми и крутыми до определенной степени. Именно такие работы наиболее привлекательные. И татуировки должны быть крупными, тогда их легко рассмотреть.
Нанесение татуировки руками, Tebori (тебори), требует использования специальной техники. Игла прокалывает кожу бережно, силу нажатия рукой необходимо тщательно контролировать: кожа человека очень мякгая и эластичная. В момент выхода иглы из кожи, можно услышать соответствующий звук, shakki (шакки): если татуировка наносится гладко, производится ритмичный звук типа: ша-ша-ша. Я макаю иглы в чернила и рисую линию 1 см в длину. Этот же шаг проделывается с продолжением во время sujibori (суджибори) ¬– выделением внешней линии, контура. Я держу тот же ритм и рисую, не обращая внимания на дизайн или форму, будь то: круги, квадраты или линии. Я наношу контуры шаг за шагом на всех частях тела: на плечи, руках, спине и в конце концов заканчиваю работу на всем теле. Таким образом, работа по нанесению татуировки на все тело завершена.

Для bokashibori (бокашибори), т.е. теней делают наборы из 12ти и 13ти игл, каждый набор принимает форму веера и спаивается. Набор из 12ти игл размещается под набором из 13ти немного позади в шахматном порядке. Когда я затеняю, я ввожу чернила под кожу под таким углом, чтоб он отвечал углу сделанным этими двумя наборами. Мне нужно учитывать силу удара при использовании этих наборов. Чернила не могут вводиться под кожу как следует при использовании 12ти или 13ти игловом наборе. Во время работы с нижним 12ти игловым набором нужно быть аккуратным, а прикосновение игл к поверхности кожи следует делать мягко, бережно. Освоить мастерство использования этими иглами очень трудно, особенно нижним.”

1946, Токио, Япония

Японский мастер наносит татуировку на членах преступной группировки якудза.

Фото © Horace Bristol

В сегодняшние дни японские татуировщики заказывают иглы на заводе. Я пользовался тончайшими иглами для шитья, будучи еще учеником. Многие из них не отвечали требованиям. В одной упаковке было по 25 игл, и только половина из них могла бы подойти. В те времена мы пользовались чернилами, называвшимися sakurazumi (сакурадзуми), а сейчас baikaboku (байкабоку) в ходу, они сделаны из сажи растительного масла. Чернила для каллиграфии, сделанные из сажи смолы (канифоли), не подходят, т.к. цвет быстро теряет свойства.

Клиенты часто крали мои иглы. Я полагаю, что некоторые татуировщики просили этих людей притворяться моими клиентами с целью украсть инструменты, чтобы понять способ их изготовления. Я был настолько зол на это, несмотря на то, что я понимал их серьезное намерение научиться профессиональному делу. Так во время работы, я складывал коробку с инструментами позади себя. А во время моего отсутствия (при отходе в туалет, например) иглы пропадали, их было несложно украсть. Впоследствии, я стал подготавливать конкретные иглы только в момент их необходимости. Обычно я запираю дверь в мастерскую после работы. Электроприборы, цветные чернила, мои наброски (около 120 вариантов) – все это украдено на протяжении нескольких лет. Эскизы татуировок были для меня особенно важными. Я сделал много набросков и собирал их длительное время. Я расстраиваюсь каждый раз как я вспоминаю про это, и думаю, как я много времени потратил на них.”

1946, Токио, Япония – Человек с татуировками в общественной бане Фото © Horace Bristol

«Татуировщики, не прошедшие обучение и практику у преподавателей, не могут знать значения традиционного замысла тату. Например: возьмем 4 сезона в году – весна, лето, осень и зима. Все сезоны выражаются в тату в равной степени. Настоящий японский мастер выражает каждый сезон на теле. А татуировщик, не прошедший школу наставника, не имеет представления о традициях Японского искусства: зачастую наносится змея и цветение вишни, в этом есть несоответствие. Дело в том, что вишня в Японии начинает цвести в марте, в то время как змея находится в спячке. То есть, по логике вещей нельзя наносить змею и цветение вишни в одном рисунке.

Некоторые рисуют карпа, движущегося вверх по водопаду с пионами. В действительности этот процесс в жизни карпов происходит в период окончания сентября по октябрь. А это значит, что он карп должен наноситься с кленовыми листьями, а не пионами. Кленовый лист символизирует осень. При изображении hutatsugoi (хутацугой) карпов близнецов и huhugoi (хухугой) пары карпов в брачный период, два карпа (по карпу на каждой руке, например) могут сочетаться с пионами, так как в таких ситуациях нам не следует обозначать сезоны. Существует несколько комбинаций в традиционном искусстве: Karajishi (Караджиши), который состоит из комбинаций: 1)Shishi (Шиши) лев с botan (ботан) пионами; 2) ryu (риу) дракон с kiku (кику) хризантемой и menchirashi (менчираши) (men – маска, а chirashi или chirasu – разбрасывать, посыпать, рассеивать) с расцветом вишни. Изображения такого рода являются особенностями традиционного японского искусства татуировки.»

1946, Токио, Япония

(слева) Татуированные работники бани в общественной бане, (справа) Японский мастер традиционного искусства наносит татуировку на плече члена преступной группировки

Фото © Horace Bristol

«Я очень рад, что я занимаюсь этим видом деятельности, я люблю свое дело. Я буду продолжать делать татуировки до тех, пор пока мои руки будут способны работать. Я благодарен своему наставнику — без его вклада в моем обучении, я бы никогда не стал татуировщиком. Я буду всегда признателен ему за это.» — Хорихиде

Автор перевода: Александр Неуместно
Источник перевода

Традиции мира. Японская татуировка.

Подобно другим древним обитателям на всей территории земного шара, татуировки делали и первые жители Японских островов. Татуировка символизировала духовность или могла многое сказать об определенном статусе в обществе. Начиная с периода Кофун (300-600 н.э.) татуировка становится особой меткой для преступников, одной из форм наказания для воров и грабителей и использовалась в этих целях вплоть до эпохи Эдо (1600–1868). В эру Эдо первыми, кроме правонарушителей, начинают делать себе татуировку пожарники, как отличительный знак их храбрости. Надо вспомнить, что Эдо часто горел и пожарники представляли определенную силу. Стимулом для развития татуировки в Эдо послужил расцвет гравюры укиё-э и особенно богатые иллюстрации к любимому в Японии китайскому роману «Речные заводи» (Цудзоку Суйкодэн Гокэцу Якухатинин – 108 героев Суйкодэн). Мужчины на гравюрах Утагава Куниёси в героических сценах, чьи тела были украшены драконами, свирепыми тиграми, религиозными изображениями, цветами породили моду на татуировку среди самих художников и самураев. Чтобы привлечь внимание клиентов начинают украшать свое тело красивыми татуировками куртизанки. Художники становятся и мастерами татуировки, используя те же самые инструменты, что и для гравюры. И, самое главное, уникальные чернила, черные чернила Нары, которые под кожей приобретали сине-зеленый цвет. В эпоху Мэйдзи на татуировки вводят запрет. Скорее это было связано с тем, что японское правительство хотело произвести на Запад хорошее впечатление о своей стране. Но иностранцы, напротив, очарованные новым для себя искусством, ищут возможности научиться навыкам техники нанесения татуировки. Татуирование легализовано в Японии в 1945 году. Но так как японская татуировка долгое время были связана с якудзой, печально известной мафией, она постепенно приобрела негативный смысл среди народных масс, даже если не имела никакого отношения к криминалу. И по сей день многие общественные заведения (спортивно-оздоровительные комплексы, ванны) запрещают вход клиентам с татуировками. Традиционная японская татуировка отличается большой площадью, очень высокой детализацией рисунка и яркими красками. Хоримоно и Ирэдзуми – два слова, связанные с японской татуировкой. Ирэдзуми, раньше более известная как татуировка якудзы, первоначально метка для преступников. Хориномо, татуировка для артистичных натур. Ирэдзуми и хоримоно — красивые, но сложные татуировки, как в смысле их создания, так и понимания. Сегодня грань, отделявшая два стиля, стерта. Слово хоримоно считается более корректным, когда речь заходит о японской татуировке. В современное время, японская татуировка набирает популярность, главным образом из-за интересной символики и художественных возможностей. Самой распространенной татуировкой является нанесение кандзи. Различные понятия: счастье, любовь, мир, богатство, красота и т. п., записанные в виде иероглифов. Частью японской традиции являются татуировки цветов: пион символизирует богатство и удачу, хризантема – решительность и самообладание, сакура — мы на этой земле всего лишь гости. Самураи делали татуировку в виде цветов сакуры и хризантемы, давая понять тем самым, что они могут умереть на поле сражения в любой момент и для этого у них достаточно решимости. Недолгий жизненный цикл японской вишни – мимолетность жизни. А жизнь самурая была подобна цветению сакуры. Татуировка в виде розовых цветов цветущей вишни прославилась и далеко за пределами Японии, особенно среди женщин. Лотос. Цветок, который зарождается на дне водоема и медленно пробивается к свету, в японской культуре олицетворяет значимость жизни. В буддизме лотос почитают как глубоко священный цветок, символ духовного пробуждения. Древние люди считали, что лотос, который с восходом солнца закрывается и погружается в воду, имеет тайную связь с небесными силами. Религиозная интерпретация лотоса продолжает оставаться актуальной и в современное время. Вообще, татуировка в виде лотоса представляет жизнь в целом. Постоянную борьбу, через которую проходит небольшой бутон, чтобы стать удивительно прекрасным цветком, сравнивают с трудностями, выпадающими на человеческую долю. И лотос в этой истории, как награда за тяжелые времена. А тем более в комбинации с японским карпом (кои), рыбой плывущей верх по течению. Дракон. Могущественным и красивым животным во все времена для японцев оставался дракон. Согласно мифологическим верованиям тацу, как называют драконов в Японии, живущие рядом с водоемами, имеют близкие связи с богами. Это одна из причин популярности татуировок в виде драконов. Для японцев изображение дракона должно приносить удачу. Размер, стиль, местоположение татуировки может поменять смысл. Например, дракон, обернувшийся вокруг меча и впившийся в вас взглядом ярко-красных глаз, демонстрирует власть и силу его владельца. Парящий над облаками дракон, – решимость на всё ради свободы и независимости. Для буддистов и даосистов дракон воплощал трудности, перед которыми нужно устоять, чтобы достичь просветления. Тигр. Несмотря на то, что в Японии тигра можно встретить крайне редко, художники тату, начиная с конца периода Эдо, его изображают часто. В большей степени благодаря одному из героев романа «Суйкодэн», у которого на спине была татуировка в виде тигра. Чаще всего, изображение несколько искаженное, так как увидеть тигра можно было только на китайских картинах Упорство, власть, господство, — символика, связанная с тигром. Тигр, выпустивший когти или набрасывающийся на добычу расскажет об агрессивном нраве хозяина татуировки. Черепаха в Юго-Восточной Азии — легендарное животное. В сущности, черепаха, обладающая даром исцеления, познания, мудрости, – благородный и надежный символ. Татуировка в виде черепахи дарует владельцу волшебные полномочия, защиту, храбрость. Змеи, с которыми связаны многие религиозные обряды у Японии в далеком прошлом, символизирует регенеративную природу самой жизни. В японской традиции змея связана с божественным женским началом – мудростью и хитростью. Самая известная японская татуировка, наверное, все-таки маска демона ханя, хотя к дьяволу она никакого отношения не имеет. Маска, напротив, может отвратить зло. Татуировку в виде маски ханя делали самураи, веря в то, что и падшие ангелы будут их хранить. Демоны, монстры, можно сказать почитаемая тема в японской культуре, тем более в татуировании. По мнению японцев татуировки такого рода, наоборот, будут оберегать и охранять. Демон-собака (Инуяся), демон-сороконожка, лисы, тануки – частые персонажи татуировки в японском стиле. Ну и напоследок подборка татуировок :) 1. 2. 3. 4. 5. 6. 7. 8. 9. 10. 11. 12. 13. 14. 15. 16. 17. 18. 19. 20. 21. 22. 23. 24. 25. 26. 27. 28. Если вам понравилось, то я могу сделатьподборку по женским татуировкам :)

Лучшее тату за этот год:  Татуировки Хоррор портрет в стиле Реализм, Портретизм, Цветная, Хоррор, Мужские , Фото-качество

Японская татуировка на фарфоре

Статья основана на фотографиях и переводе книги Sandi Fellman “The Japanese Tattoo”, с дополнениями.

Ирэдзуми – это не просто яркая картинка, вытатуированная на коже. Это своего рода щит человека, его охранитель. Татуировка может также служить предупреждением – «Остерегайся того, кто её носит!» Она подобна змееволосой Медузе Горгоне из греческой мифологии, или женщине – змее Ламии из поэмы Китса…

Свилась кольцом, чешуйный блеск лия –
Сверканье багреца, лазури, злата:
Змея была, как зебра, полосата,
Как леопард пятниста; сам павлин
Померк бы рядом с нею в миг один.
И, с лунами серебряными схожи,
Играли блики на чудесной коже.

Кожа, покрытая ирэдзуми, перенеся огненную боль от иглы, становится прохладной кожей рептилии. Изображения извивающихся драконов, молний в многочисленных зигзагах, чешуи рыб, и рябь от движущегося тела, которую не в состоянии запечатлеть фотография, увеличивает оборонительный и ограждающий эффект. Ограждают ли носители ирэдзуми сами себя от своих эмоций? Являются ли они людьми, протестующими против морали, технологий, духа потребительства и конформизма, присущих современной Японии? Все, что можно сказать о ирэдзуми – это Секретность и Отдаленность. Секретность обеспечивает строгий деловой костюм, полностью скрывающий татуировку, а Отдаленность – это состояние души человека, её носящего, отдаленного от многих норм и запретов современного общества.

Значение татуировки японский карп

Карп (鯉), именуемый в Японии «Кои» – был завезен во времена Средневековья в Страну Восходящего Солнца переселенцами из Китая – страны, где он выращивался и подвергался селекции на протяжении многих веков. Карп сразу же полюбился местным жителям, которые продолжили работу над его внешним видом, путем тщательнейшего отбора. В китайской и японской кухне карпу отводится место короля пресноводных рыб. Трудно поверить, что эта яркая и причудливая рыба, сверкающая золотыми, красными и оранжевыми оттенками чешуи, происходит от обычного пресноводного карпа. Великолепие карпа Кои издавна сделало его популярным сюжетом для привлекательных татуировок, как у мужчин, так и у женщин. Изображения карпа отличаются динамизмом, богатой цветовой гаммой и высокой декоративностью.
Древняя китайская легенда, ставшая популярной и в Японии, гласит, что отважный карп Кои не побоялся подняться вверх по струям водопада к Вратам Дракона, и, в награду за этот подвиг, был превращен в дракона. Это деяние сделало карпа символом храбрости, силы и настойчивости в достижении поставленной цели. Считается, что пойманный карп, не дрогнув, принимает удар разделочного ножа. Так что, изображение карпа может являться как символом неустрашимости, так и хладнокровия перед неминуемой участью – качества, присущие настоящему воину – самураю. Если говорить в целом, значение татуировки можно определить, как стремление её владельца уподобиться карпу в решительности, силе и удаче, и приумножить, благодаря эти качествам свое благосостояние.

Значение татуировки японский дракон

В Японии, из всех мифологических существ наиболее популярным является дракон. Изображение дракона в качестве украшения или орнамента можно встретить во всех аспектах повседневной жизни. В мифологии Востока дракон это символ силы, верности, упорства, благородства, магии, силы воображения и преобразования, символ способности выходить за пределы обычного и многое другое. Императорская одежда в Японии торжественно именуется «Одеяниями дракона», которая украшается изображениями драконов, указывающими на могущество монарха и покровительство со стороны драконов. Будучи повелителем водной и воздушной стихий – дракон также считался защитником от огня, поэтому его почитали пожарные. Дракон в своем облике сочетает части других животных, и таким образом может извлекать необходимые свойства и силы из каждого существа, которое является его частью. В этом кроется его всемогущество и универсализм. Дракон – это змей с рогами оленя, чешуей и усами карпа, четырехпалыми лапами орла, носом верблюда и выступами в форме языков пламени на плечах и бедрах.

На этом фрагменте татуировки с изображением дракона, показана его голова. Потакая молодежным вкусам, мастер Хориёси III выполнил эту татуировку в мультипликационном стиле манга (книг комиксов в европейском стиле), тем не менее, оставив традиционные восточные особенности – мохнатую морду, клыкастую пасть, усы, рога и пламевидные выступы на теле. Дракон и его фон образуют элементы инь – ян – разные аспекты единой действительности или взаимодействие и борьба противоположных начал.

Японский мастер Хорикин известен тем, что разрабатывает и делает татуировку в японском стиле на все тело заказчика. Тем не менее, заказчик, изображенный на фотографии, попросил сделать только одного дракона, возможно, для того, чтобы указать, что он родился в год Дракона, в пятый год по восточному зодиаку, или, возможно, для того, что бы “усилить” правую руку. Кроме того, он попросил сделать эту татуировку в западном стиле, называемом японцами «нукибори», который с недавнего времени стал популярен среди японской молодежи. Отличие этого способа от традиционного японского заключается в том, что контур рисунка заполняется однородным цветом, без ретуширования, цветовых переходов и наложения теней.

Значение татуировки Кинтаро

Кинтаро («Золотой мальчик») (金太郎) является одним из наиболее популярных персонажей в японском фольклоре, и, фактически, представляет собой соединение местного божества (ками) плодородия с реальной исторической фигурой. Согласно с японскими народными сказками и героическими легендами, Кинтаро, будучи еще ребенком, обладал недюжей физической силой. Его удивительные подвиги и настойчивость в течении тысячи лет служили для японцев примером идеального воителя. В японском искусстве Кинтаро часто изображают в виде маленького, обнаженного ребенка с кожей красного цвета, который борется с огромным карпом и побеждает его. Легенда о Кинтаро занимает центральное место в праздновании Дня Мальчика, который справляют 5 мая. Семьи, у которых имеются сыновья, выставляют у своих домов высокие шесты, на концах которых трепещутся воздушные змеи из бумаги или ткани, изображающие карпов. Таким образом они хотят показать, что здесь живет, возможно, новый Кинтаро. Родители дарят детям игрушки в виде этого легендарного героя, надеясь, что они станут такими же сильными и храбрыми, как и Кинтаро.
Эта татуировка символизирует силу, мужество и храбрость. Татуировка пользуется популярностью у людей, занимающихся каким – либо единоборством.

На этой фотографии показана работа мастера татуировки Хорикина. Когда делалась эта фотография, человек с этим изображением был очень болен, и поэтому Хорикин предложил своему заказчику завещать татуированную кожу Университетскому музею. Сам человек был не против этого, но его родственники резко возражали. Согласно японским законам, части тела человека, в том числе и кожа, после его смерти не могут быть использованы без разрешения его семьи. Поэтому эта фотография будет являться единственным сохранившимся свидетельством этого произведения искусства работы мастера Хорикина.

Другой мастер татуировки, Хориёси II, целиком покрыл спину заказчика изображением Кинтаро в виде мальчика ангельского облика, который борется с могучим карпом. Кинтаро носит синий харамаки (широкий пояс из ткани, передник), прикрывающий его хара (живот), который японцы считают источником мышления и замыслов, источником чувств. В философии дзэн-буддизма местоположением души и центром жизнедеятельности человека считалось не голова или сердце, а занимающий как бы срединное положение по отношению ко всему телу живот, способствующий более уравновешенному и гармоничному развитию человека. Особое значение придавалось пупку, так как через него, как считали в Японии, божество грозы насылает болезни. Поэтому его прикрывали защитным теплым кушаком.

Значение японской татуировки лев

Лев-страж или Кома-ину (Корейский пёс).
Эта татуировка выполнена мастером Хоригоро III и изображает кома-ину. Существует легенда, что когда японская императрица Дзинго в 200 г.н.э. предприняла поход в Корею, корейский ван (царь) поклялся вечно защищать дворец японских императоров. Мифический корейский пёс (кома–ину – собака с головой льва), который соответствует китайскому льву – стражу (кара сиси или дзиси), называемого также «Лев Будды», должен был защищать дом хозяина от злых духов. Считалось, что шкура с головы Корейского пса отличалась необыкновенной прочностью, и из неё, якобы, изготавливались шлемы, которые не могла пробить стрела. Статуи этих созданий, изготовленные из камня или фарфора, устанавливают перед входом в буддийские святилища, правительственные резиденции, административные здания, усыпальницы владык прошлого в Китае, Японии и в некоторых других странах Дальнего Востока. Лев – страж или Корейский пёс символизирует защиту, могущество, успех и силу. Для того, чтобы укротить их необузданную ярость (которую символизирует символ «янь»), для эстетического баланса рядом со львом всегда изображают красивый цветок пиона (символ «инь»). Собака, как таковая, считается в Японии верным хранителем младенцев и маленьких детей.

Значение цветка пиона в японской татуировке

Символическое значение цветка пиона в японской культуре и искусстве – в данном случае, в искусстве татуировки, как и значение многих других изображений, предполагает наличие множества вариантов. В Китае, откуда пион ведет свое происхождение, он считается символом удачи и процветания, что в конечном итоге, приводит к благосостоянию. Одно из значений, которое пион получил в Японии, также характеризует его цветком богатства и удачи. У игроков в карты, татуировка с изображением пиона указывает на смелость и способность идти на риск. В этом же значении в прежние времена этот цветок пользовался огромной популярностью у самураев, уступая в популярности только сакуре. Воины в своих ярких доспехах сами напоминали цветущие пионы, и бой разбивался на множество поединков один на один, где каждый пытался выделиться, показать себя во всей красе. Тогда появилась поговорка «во время войны искать большой цветок», то есть найти достойного противника, пойти на риск. Поэтому пион символизирует отчаянно храброго человека.
Но существует и прямо противоположное значение этого прекрасного цветка. Он может быть символом гармонии, женской красоты и весны. В татуировке он призван смягчать слишком жесткое, прямолинейное значение некоторых других изображений, придавая им другую символическую направленность. Например, в случае с корейским псом и львом, изображения пионов превращают этих свирепых стражей в верных приверженцев красоты и галантного обхождения, но только в том случае, если с носителем татуировки поступают должным образом. В противоположном случае, пион становится дополнительным воинственным знаком.

Значение цветущей сакуры в татуировке

Хориеси III для этой татуировки обратился к сюжетам серии укиё – э (гравюр), выполненной Утамаро и изображающей красивых женщин из «веселых кварталов» Ёсивара в некоторых японских городах 18 века. Многие из этих женщин сами имели татуировки на своем теле. Цветение японской вишни – сакура являются одним из самых известных символов Японии, и очень популярны в качестве татуировки. Вишня зацветает ранней весной, и очень быстро теряет лепестки своих цветков. Кратковременность этой нежной красоты, неизбежно сделали сакуру символом короткой жизни воина и незначительного срока молодости и привлекательности куртизанки. Изображенной куртизанке, для придания намека на эротизм, сделали тени вишневого цвета вокруг страстных очей.

Значение кленовых листьев

КИНТАРО И КЛЕНОВЫЕ ЛИСТЬЯ. На этой татуировке вновь показан Кинтаро, в смертельной схватке с мощным карпом. На этот раз Кинтаро старше по возрасту, полностью одет и вооружен кинжалом. Кленовый лист в Китае и Японии имеет множество значений – он может символизировать влюбленность, осеннюю пору, стойкость (так как клен не страшится зимних холодов). В данном случае листья могут также обозначать длительную упорную борьбу. Слева, в верхней части спины, видна подпись мастера Хорити.

Значение японской татуировки Крыса

КРЫСА – НИНДЗЯ.
Заказчик родился в год Крысы, открывающим 12 летний цикл Восточного Календаря. Он выбрал этого зверя в качестве татуировки на спине, которую выполнил мастер Хорикин. Трудно объяснить, почему крыса, – этот вредитель – грызун, была прославлена в японской мифологии. Тем не менее, крыса ассоциируется с божеством богатства, одного из семи богов удачи, и её изображают шныряющей среди тюков с рисом. Она также является символом плодовитости, как это видно на этой юмористической татуировке, где огромную крысу – родителя окружают пищащие голодные крысята.
Но кроме того, крыса также символизирует древнее японское искусство ниндзюцу – искусство маскировки, шпионажа и диверсий. Ниндзя – секретные агенты, подобно крысам, могли незаметно проникать во вражеские замки, для того, чтобы украсть, выведать, или совершить убийство. Ниндзя были очень осторожными и предпочитали действовать ночью, где, под покровом темноты было легче оставаться невидимым. Считалось, что наиболее умелые ниндзя были способны посредством колдовских чар изменять свою форму. Это же способность приписывалось и самой крысе. Персонаж театра Кабуки колдун Никки Дандзё по ходу спектакля превращается в огромную крысу или в деревья, для того, чтобы проворачивать свои неблаговидные дела.

Значение татуировки Феникс

Для татуировки на спине жены, Хориёси III выбрал изображение легендарной птицы феникс – мифическое вечное существо, способное вновь и вновь возрождаться из пепла, после того, как оно сжигает себя в огне. В данном случае феникс символизирует вечную любовь и надежду на возрождение после смерти.

Значение японской татуировки паутина, паук.

Заказчик попросил выполнить “тонкое и детальное изображение” на его подмышке, одной из самых болезненных областей, на которые можно наносить татуировку, а также одной из самых опасных. Здесь расположено множество потовых желез и от уколов иглы в этом месте начинается обильное выделение пота. Волосы на подмышках подсказали Хорикину идею изобразить в этом месте паучью сеть. В Японии паук имеет двоякое значение: если увидеть паука в дневное время, это сулит удачу, а если его встретишь ночью – это плохая примета. Паутина, как выдающееся природное явление, явно вызывает у японцев уважение, но, тем не менее, изображение паука, как символа противоречивости натуры – он создает красоту только для того, что бы схватить и убить – вызывает у японских татуировщиков и их заказчиков опасение.

Персонаж Кабуки Бэнтэн – Кодзо

Бэнтэн – Кодзо был одним из наиболее популярных и любимых зрителями персонажей из репертуара театра Кабуки. Он был благородным разбойником, и его красота позволяла ему, для осуществления своих преступлений, выдавать себя за женщину. В одной из сцен, после того как он грабит ювелирную лавку, скромная и благородная девушка, неожиданно рвет на себе кимоно и демонстрирует залу мужское татуированное тело. Именно этот момент изображает на татуировке мастер Хоридзин. Спина заказчика разделена татуировкой – если слева Бэнтэн еще остается в женской одежде, то справа он показывает татуировку на его теле. Вихревые завитки вокруг Бэнтэна являются не просто украшением композиции, они указывают на буйный и хаотичный образ жизни персонажа.

Ветер и молния

На этой незавершенной татуировке, выполненной Хориёси III, круглый медальон на солнечном сплетении, показанный между двух, обвивающих соски драконьих хвостов, вероятно, является эмблемой бандитской группировки якудза (подобная группа единомышленников называется «накама»). Эмблема – это стилизованное изображение котла для риса, и имеет скрытый смысл: “тот, кто ест из одного котла, является братом”. На правой стороне груди изображен бог ветров Фудзин, один из двенадцати бодхисаттв – царей буддизма, который всегда изображается как страшный демон, каким он и был, до того, как перешел на сторону Будды. Здесь он сражается с комическим, смеющимся драконом дождя.

Лучшее тату за этот год:  Татуировки Перманентный макияж. РАБОТЫ СРАЗУ ПОСЛЕ ПРОЦЕДУРЫ

Умеренность

Данная татуировка выполнена мастером Хоридзином. Одним из старейших стилей в японской татуировке, остающимся популярным и в наши дни, является стиль «река» («кава»), так как по центру тела, сверху вниз, подобно реке идет полоса чистой кожи. Татуировка сделана таким образом, что традиционная повседневная японская одежда – хаппи (куртка с короткими узкими рукавами) и момпей (короткие, до коленей, штаны), полностью её скрывала. Сейчас она позволяет носить рубашку с короткими рукавами и шорты. Подобная «река» или «четверть тела» должна была препятствовать снятию кожи после смерти человека, так как не позволяла сохранить в целостности композицию ирэдзуми.
Левый сосок оформлен в виде цветка пиона, в то время как от правого соска низвергается водопад, в струях которого показан карп, настойчиво пробивающийся к вершине, чтобы переродиться в дракона. На правом бицепсе изображен рогатый дракон, как бы иллюстрирующий конечную цель упорного карпа. Хвост дракона заканчивается на левой руке, где он показан средь облаков. Мужчина носит традиционное японское нижнее белье – фундоси (набедренную повязку).

Упорство

На этой татуировке мастер Хоридзин изобразил эпизод известной китайской притчи, о том, как мать – львица отнесла своего любимого маленького детеныша вниз, в ущелье. Сама она забралась на гору, и оттуда звала его к себе, поощряя его совершить трудное восхождение. Таким образом, львица пыталась обучить его упорству и выносливости. Эта притча о выживании наиболее приспособленных к жизни символизировала конфуцианский взгляд на идеальных родителей, которые жертвуют своими чувствами ради того, чтобы их дети вырастали выносливыми и упорными.

Выдержка

На этой татуировке, выполненной Хоридзином, показан Курикара Кэнгоро, один из благородных разбойников из романа «Суйкодэн». Показана сцена, где герой перекручивает стебель бамбука, пытаясь снять гнев и борясь с искушением совершить злой поступок. Рядом с ним показано покровительствующее ему буддийское божество Фудо.

Ревность

Татуировка выполнена, не без европейского влияния, мастером Хориёси III, и показывает традиционный облик японского двурогого демона (они), в данном случае – демона ревности. В японском фольклоре часто упоминаются ревнивые женщины, у которых на голове отрастают подобные рога. Во время свадебной церемонии они прячут их под головным убором невесты. В настоящее время многие молодые японцы предпочитают делать себе подобные ужасающие и откровенно хулиганские татуировки, а не придерживаться традиционных сюжетов.

Хейкуро и змей

Для этой татуировки мастер Хорикин выбрал образ Саги–но–ике Хейкуро, одного из 108 татуированных героев авантюрной китайской новеллы «Суйкодэн», переведенной на японский язык Кёкутэем Бакином в 1805 году. Герои этого произведения были прославлены благодаря многочисленным гравюрам в стиле «укиё–э» (направление изобразительного искусства Японии в период Эдо) в сер. XIX в., выполненным такими прославленными художниками, как Утагава, Куниёси, Тоёкуни и Кунисада. На татуировке показана смертельная схватка Хейкуро с гигантским змеем. Татуировка выполнена так искусно, что ощущаешь мощь извивающегося змея и силу доблестного Хейкуро при каждом движении татуированного тела.

Выносливость

Пионы, вытатуированные вокруг сосков и пупка, привлекают бабочку, точно также, как волны, сбегающие со скал, влекут к себе бесстрашного карпа. Выше солнечного сплетения мастер Хоридзин поместил иероглифы «синобу», что обозначают «выносливость». Это слово имеет еще одно значение, если применять его к тайной символике ирэдзуми: «быть скрытным, жить скрытной жизнью».

Трансцендентность

Хорикин разработал этот рисунок для своей головы («обители всех чувств»), который затем был вытатуирован Хоригоро III, Хорикином II (его братом и учеником), и Хорёси III. Здесь искусство татуировки объединено с искусством каллиграфии. Большие красные символы являются одной из форм имени божества Акала на санскрите. Маленькими черными символами имя божества повторяется сотню раз, а само изображение напоминает сидящего Будду. Это второй случай татуировки головы в японской истории. Первый принадлежал Хорикаме, который умер в 1932 году.

Персонажи из театра Кабуки

На этой фотографии показаны татуировки двух людей, объединенные, что бы показать одну из сцен спектакля Кабуки – традиционного японского театра. Слева показан один из героических персонажей 17 века, пытающийся разорвать пасть мифологическому змееподобному чудовищу (в действительности, колдуну), в то время как на это смотрит испуганная куртизанка (этот персонаж можно узнать по поясу – оби, завязанному спереди, что является шуточным намеком на то, что она много времени проводит лежа на спине в силу своей профессии).

Вихрь

Хорикин, пожалуй, является наиболее искусным и знающим мастером татуировки в современной Японии, и здесь показана одна из его лучших работ. Кроме того, что показанная работа является весьма сложной по исполнению, в ней используются необычные цвета – сочетание пурпурного, белого и желтого в дополнение к более традиционным черному, зеленому, красному и синему цветам. Эта обширная татуировка покрывает все тело заказчика, за исключением лица, кистей рук и ступней. Среди множества изображений на животе заказчика можно видеть дракона, буддийскую молитву и два символических противостоящих изображения вихревых потоков.

Трофей

В данном случае показана еще одна сторона ирэдзуми – изображение гротескового характера, то есть, изображение чего – то странного, эксцентричного и даже уродливого. На этих татуировках мастера Хориёси показаны отрубленные головы, что отражает древнюю самурайскую традицию собирания в качестве трофеев голов убитых врагов в качестве доказательства удали. В сочетании с буддийской молитвой, идущей по диагонали через бедра, это изображение можно расценить также как клятву, придерживаться своей веры вплоть до смерти, и если будет нужно, сложить за нее свою голову. И художник, и его заказчик принадлежат к клану Хориёси, татуировки которого часто носят садомазохистский характер.

Эдем (Рай).

Ещё более гротесковое изображение, чем предыдущее. Молодые японцы часто заказывают себе татуировки, изображающие что – либо уродливое и ужасающее по своей жестокости, как это видно по этой татуировке, выполненной Хориёси III. Вновь здесь показаны цветы и лепестки вишни – сакура– национальный цветок Японии, символизирующий скоротечность жизни. Кроме того на татуировке показан змей – искуситель. Вероятно, здесь не обошлось без влияния христианского сказания об Эдемском Саде, только в японском видении. Композицию дополняют отрубленные окровавленные головы.

Сэппуку

На татуировке показан мужчина после того, как он совершил ритуальное харакири (самоубийство путем разрезания живота). Этот ужасный обряд сами японцы чаще называют сэппуку.
Считается, что обряд сэппуку, как и многие другие аспекты своей культуры и быта, предки японцев заимствовали из практики аборигенного населения Японии – айну. Обряд культивировался среди самурайского сословия, и таким образом, воин мог доказать крепость своего духа и чистоту помыслов, либо реабилитироваться перед обществом и богами в случае серьезного проступка. Обычно сэппуку совершали по приговору Суда Чести, а в случае добровольного ухода из жизни – из–за серьезного ранения или болезни, опасности пленения, невыполненного приказания или невозможности достижения поставленной цели. Иногда это самоубийство совершали воины, потерявшие своего предводителя и покровителя, в знак преданности. Повод для самоубийства мог быть самым незначительным с точки зрения европейцев – воинское сословие часто бравировало своей способностью в любой момент принять болезненную смерть, чтобы продемонстрировать окружающим свое невероятное бесстрашие и добиться посмертной славы.

Этим людям были сделаны татуировки двумя мастерами – Хорикином, для того, что слева, и Хоригоро II – справа. Молитва «Нам ёхо рэнгэ кё» («Слава Сутре Лотоса благой Дхармы!») исходит от фанатичной буддийской секты Нитирэн, основанной в 1253 году, и в настоящее время имеющей около шести миллионов последователей, которые увлекаются пением и игрой на барабанах. Последователи этого учения верят в то, что постоянное, искреннее повторение этой молитвы поможет каждому достигнуть Нирваны. Слева стоит человек, на котором молитва вытатуирована красным цветом диагонально, от правого плеча к левому бедру, а снизу вверх от правого бедра идет та же молитва, исполненная в золоте и в перевернутом виде. Татуировка выполнена таким образом, возможно, для того, что бы показать, что милость Будды простирается во всех направлениях и для каждого, кто уверовал в его силу, каким бы порочным человек не был. Особая эксцентричность обоих татуировок заключается в том, что они распространяются даже на половые органы. Пенис – это последняя из всех частей человеческого тела, на которой можно делать татуировку, так как эта самая болезненная процедура из всех. Два ассистента должны держать кожу в натянутом состоянии, в то время как татуировщик наносит рисунок на крошечные участки. Многие заказчики при этом теряют сознание от сильной боли.

Работы мастера Хорикина восхищают мастерством изображения живых существ. Он также немного изменяет традиционную тематику изображения. На этой татуировке юный Кинтаро оседлал скользкого огромного сома, а красная золотая рыбка пробивается на нерест вверх по ниспадающей струе на другом бедре. Сутра Лотоса идет по левому бедру наискось. Там же показан другой сом, вклинившийся в надпись.

Огонь и вода

Ниже показаны различные татуировки, выполненные на ногах. Изображения в целом подпадают под определение «соединение двух начал – инь и янь» – извечную борьбу двух противоположных начал, благодаря которым происходят все изменения в наблюдаемом нами мире. Показаны языки пламени и волны, когти дракона и карп, осенние листья и облака, черепахи и боги удачи с сумками, переполненными мирскими благами, которыми они щедро одаряют достойных людей.

Великолепные тату в виде татуированных кошек от японского художника

Хоритомо изучал татуировку у мастеров из Сан-Франциско, но затем понял, что может использовать хорошо ему знакомую японскую культуру. Его рисунки выглядят как традиционные гравюры со стен древних храмов.

В древней Японии рисунки наносились на кожу в технике «тебори». Для этого использовались длинные металлические инструменты с острыми иголками на конце: ими художник вручную вбивал краску в кожу. Некоторые художники используют эту технику до сих пор, хотя для этого требуется больше времени и труда, чем при использовании машинки.

На классическую татуировку на все тело — «костюм» — могло уйти 200 часов, так что процесс затягивался не на один день. Некоторые современные мастера, изучающие классическую японскую татуировку, удивляются тому, как можно закончить работу за один день.

Хоритомо использует в своих татуировках традиционные японские мотивы. Это могут быть драконы, тигры, карпы, самураи, маски, цветы.

Татуировки с изображением дракона все еще очень популярны: это самый известный и часто используемый рисунок для техники ирэдзуми, символизирующий власть, мудрость и силу. Татуировка в виде дракона была даже у принца Уэльского (короля Эдуарда VII).

Не обходится без журавлей и сакуры. Красноголовый журавль в японской культуре символизирует долголетие и процветание, эти птицы встречаются практически во всех видах традиционного искусства страны.

Появляются и антропоморфные демоны — злые и добрые.

Слово «кои» с японского переводится не только как «карп», но и как «любовь». Изображение этой рыбы на татуировках символизирует удачу, бесстрашие, мужество и упорство.

Японская татуировка на фарфоре

Успешный американский мастер татуировки Пол Тимман (Paul Timman) порадовал поклонников эксклюзивной линией посуды, которую оформил в традиционном японском стиле тату «ирезуми» (Irezumi), что в переводе с японского дословно означает — «ире» – вставлять и «зуми» – тушь. Фарфоровую посуду украшают чернильно-синие изображения японского карпа кои, драконов и цветущей вишни.

Дизайнерская посуда воспользовалась большим успехом, и мастер татуировки Пол Тимман продолжил творческий эксперимент, выпустив еще две линии татуированного фарфора: «Tribal Lines» и «Cherry Ink».

p_i_f

ДЛЯ ВСЕХ И ОБО ВСЕМ

По наиболее распространенной версии в V в. до н. э. татуировка была заимствована у Китая, где использовалась с XI в. до н. э. В III в. н. э. китайские путешественники, посетившие Японию, отметили в хронике Сан-куочи, что люди знатного происхождения здесь отличаются от простонародья тем, что носят на лицах рисунки. По другой теории татуировка проникла в Японию в глубокой древности благодоря Айнам жившими по соседству с японцами в период с 7000 по 250 год до н.э. Наиболее распространенная среди самих японцев легенда гласит что, мифический правитель Японии Джимму (660-585 д.н.э.) носил настолько эффективные татуировки, что восхитил царицу Сенойататару сложившую в их честь поэму. Поэтому в Японии до 500 года украшение тела татуировкой было привилегией императоров, позднее оно превратилось в декоративное искусство.

Благоприятный климат для бурного развития искусств, созданный историческими событиями XVII в., поспособствовал возникновению прекрасной художественной татуировки как отдельной ветви искусства. Со временем тату-мода стала обязательной в определенных общественных кругах. В начале XIX в. в крупнейшем японском городе Эдо (нынешний Токио) татуирование тела прижилось настолько, что в списке семи чудес столицы наверняка оказался бы ремесленник, не имеющий накожных рисунков.

Чтобы привлечь внимание клиентов начинают украшать свое тело красивыми татуировками куртизанки. С помощью татуировок ойран и таю обходили запрет на демонстрацию обнаженного тела. Покрытая разноцветными узорами кожа казалась некой имитацией одежды, делая при этом женщину еще более соблазнительной. Нетатуированными в этом случае оставались только лицо, ладони и ступни. Нередко между ойран и ее партнером возникали сильные чувства, и тогда они татуировались вместе. Например, в знак верности друг другу на руки наносились родинки, так чтобы при сцеплении ладоней метки взаимно прикрывались большими пальцами рук. Накалывались имена возлюбленных, сопровождающиеся иероглифом иноти — судьба, что по-русски можно трактовать как любовь до гроба.

Частью японской традиции являются татуировки цветов: пион символизирует богатство и удачу, хризантема – решительность и самообладание, сакура — «мы на этой земле всего лишь гости».

Самураи делали татуировку в виде цветов сакуры и хризантемы, давая понять тем самым, что они могут умереть на поле сражения в любой момент и для этого у них достаточно решимости. Недолгий жизненный цикл японской вишни – мимолетность жизни. А жизнь самурая была подобна цветению сакуры.
Татуировка в виде розовых цветов цветущей вишни прославилась и далеко за пределами Японии, особенно среди женщин.

Популярность татуировки росла и благодаря известным драматическим актерам, которые увидели в ней новый способ достижения экспрессии на сцене. В конце XVIII в. одной из наиболее красивых татуировок мог похвастаться выдающийся актер Накамура Утаэмон IV. По примеру актеров мода на татуировки постепенно начала овладевать и некоторыми кругами японской аристократии. Период на рубеже XVIII — XIX веков считается золотым в истории японского тату. Мотивы росписи стали не только украшением тела, но и предметом для размышлений.

Чаще всего мотивами татуировок были дракон и карп. Обретение татуировкой популярности и ее возведение в ранг искусства обусловили высокий престиж наиболее популярных японских татуировщиков, которых называли хори. Это название происходит от главного «хору», который означает действие «нанесения гравировки» или «копки», в то время как понятие «хори-моно» соответствует слову «татуировка». Еще и сегодня в Японии помнят имена знаменитых мастеров татуировки периода Эдо. К числу их относят: Хори Июуа, Каракуса-Гонта, Кон Кондзиро, Накамон, Кането, Яккозеи, Дарумакин, Ику. До наших дней выдающиеся современные специалисты хори-моно отказываются использовать электрическую машинку нанесения татуировок.

Во время работы татуировщики пользуются палочками из бамбука с прикрепленными к ним иглами. Для нанесения рисунка используются от одной до четырех иголок, для заполнения поверхности рисунка – комплект из тридцати иголок в форме пучка. Эта связка иголок называется «хари».

В процессе выполнения японской татуировки выделяют пять фаз.
Первая фаза («судзи»), основана на нанесении на кожу эскиза мотива и всей композиции при помощи черной туши или же специального красителя, который прочно удерживается на коже. Для выполнения этой работы достаточно одного сеанса.

Пятая фаза заключается в том, что во время накалывания кожи руке придается незначительный замах. Глубина накалывания при этом точно контролируется. Применение этой техники позволяет достигнуть наилучших эффектов при оттенивании поверхности композиции. Эта процедура наименее болезненная, поскольку тщательно контролируется, и в то же время наиболее сложная технически.

Японские татуировщики используют преимущественно черный и красный пигменты, реже – бронзовый и совсем редко – зеленый и желтый. После каждой процедуры нанесения татуировки клиент обязан принять ванну. Это улучшает самочувствие и делает татуировку более эффективной.

Людей с только что сделанной татуировкой предостерегают от употребления алкоголя, поскольку алкоголь в сочетании с только что проведенным накалыванием кожи может привести к отравлению организма.

Однако со временем искусство тату стало символом преступного мира. В Древней Японии человек с татуировкой был персоной нон грата: его изгоняли из семьи и общества, обрекая на полную изоляцию.
Существуют сведения, что уже в VIII веке в стране восходящего солнца использовались татуировки-наказания. Одному из заговорщиков, решивших свергнуть существующую власть, нанесли татуировку прямо возле глаз, чтобы все знали, какое страшное преступление он задумал. Четыре века спустя отделение преступников от законопослушного населения с помощью нанесения тату получило широкое распространение. Причём в разных княжествах и провинциях клеймили в виде наказания по-разному.
В местечке Чукудзен провинившимся за первое преступление наносили на лоб горизонтальную линию, за второе — дугообразную, за третье — еще одну линию.

Якудза уже в течение столетий используют обширные татуировки, как знак принадлежности к какой-либо группе, а также чтобы обозначить своё положение в группе.
Кроме того, при вступлении в якудза крестьяне и ремесленники получали новые, воинственно звучащие имена, такие как Тигр и журавль, Девять драконов, Ревущая буря и т. д., которые затем наносились в виде картин на спину или грудь. Японская классическая татуировка, унаследованная якудза, отличается красотой, разнообразием сюжетов и цветов и несет в себе скрытый смысл, непонятный для непосвященных.

Дракон — символизирует власть и силу, и одновременно объединяющий огонь и воду.
Могущественным и красивым животным во все времена для японцев оставался дракон. Согласно мифологическим верованиям тацу, как называют драконов в Японии, живущие рядом с водоемами, имеют близкие связи с богами. Это одна из причин популярности татуировок в виде драконов. Для японцев изображение дракона должно приносить удачу

Размер, стиль, местоположение татуировки может поменять смысл. Например, дракон, обернувшийся вокруг меча и впившийся в вас взглядом ярко-красных глаз, демонстрирует власть и силу его владельца. Парящий над облаками дракон, – решимость на всё ради свободы и независимости.

Карп — символизирует мужество, отвагу, стоицизм. Особое место занимают разнообразные морские и вообще водные мотивы, что объясняется просто: жизнь многих японцев тесно связана с морем.

По этой причине в японской татуировке часто рядом с водными созданиями появляется мотив волны, служащий в качестве фона и выявления фактуры тела. Иногда он диктует стилистическое своеобразие.

Лучшее тату за этот год:  Татуировки Космонавт в полете в стиле Черно-Серая Предплечье

Тигр – символ бесстрашия. Несмотря на то, что в Японии тигра можно встретить крайне редко, художники тату, начиная с конца периода Эдо, его изображают часто. В большей степени благодаря одному из героев романа «Суйкодэн», у которого на спине была татуировка в виде тигра.

Чаще всего, изображение несколько искаженное, так как увидеть тигра можно было только на китайских картинах. Упорство, власть, господство, — символика, связанная с тигром. Тигр, выпустивший когти или набрасывающийся на добычу расскажет об агрессивном нраве хозяина татуировки.

Змеи, с которыми связаны многие религиозные обряды у Японии в далеком прошлом, символизирует регенеративную природу самой жизни. В японской традиции змея связана с божественным женским началом – мудростью и хитростью.

Самая известная японская татуировка, наверное, все-таки маска демона ханя, хотя к дьяволу она никакого отношения не имеет. Маска, напротив, может отвратить зло. Жила когда-то молодая женщина, которая влюбилась в монаха.

Но любовь осталась неразделенной, ярость исказила её красивое лицо и она превратилась в они (демон). Маску ханя используют в представлениях театра Но, изображая женщин, которые обращаются в монстров из-за ревности и злобы. Татуировку в виде маски ханя делали самураи, веря в то, что и падшие ангелы будут их хранить.

Демоны, монстры, можно сказать почитаемая тема в японской культуре, тем более в татуировании. По мнению японцев татуировки такого рода, наоборот, будут оберегать и охранять. Демон-собака (Инуяся), демон-сороконожка, лисы, тануки – частые персонажи татуировки в японском стиле.

Мастера тату Японии продолжают выполнять заказы, передавая мастерство из поколения в поколение, вместе с неповторимым способом татуирования (традиционное искусство татуировки подразумевает канонический способ изготовления с использованием бамбука и семейных рецептов красителя)
Широко известны школы японских мастеров татуировки, студии и семейные кланы (Horitoshi, Horitama, Irezumi и иные) Мастера прочих континентов, так же предлагают в услугах «японскую татуировку», однако, несмотря на качественную работу — истинно традиционный способ изготовления японской татуировки остается только в самой Японии в рамках кланов.

Из истории японского фарфора

Гончарное ремесло на островах Японского архипелага зародилось еще во времена неолита (древнейшие изделия датируются десятым тысячелетием до нашей эры). Но производство фарфора началось только в XVII в. Согласно легенде, в 1610 г. выходец из Кореи Ри Сан Пэй (李参平) у подножия горы Идзуми-яма (泉山磁) на острове Кюсю в Арита (有田) обнаружил залежи каолина и основал первую мастерскую по производству фарфора. Вскоре по соседству появились сотни гончарных мастерских, называвшихся по имени владельца – Хирадо (平戸), Микавачи (三川内), Какиэмон (酒井田) и другие.

В течение шестидесяти лет, прошедших со дня основания первой мастерской, в Арита было изготовлено более двух миллионов фарфоровых изделий. В значительной степени этому способствовало оживление торговли в период становления династии Токугава – как внутри страны, так и с торговыми судами Ост-индских компаний.

на фото: «Прибытие португальского корабля», японская ширма, 1620-1640 гг.

Особый интерес европейских торговцев к японскому фарфору был вызван тем, что в первой половине XVII века Ост-индские компании активно экспортировали изделия китайских мастерских Цзиндэчжэня. Однако из-за экономического упадка в конце правления династии Мин, вылившегося в гражданскую войну, работа там была полностью прекращена. Предприимчивые голландцы основали в Нагасаки торговое представительство (вытеснив при этом португальцев и добившись монополии на торговлю) и заменили китайский фарфор японским.

Европейские заказы не только стимулировали бурное развитие производства, но и задавали определенный формат производимой продукции. И если ранние работы японских гончаров имитировали корейский фарфор, изделия Дэхуа и Цзиндэчжэня, то в XVIII-XIX веках огромное влияние на них оказали европейские вкусы.

В результате к середине XIX века в японском фарфоровом искусстве сформировалось несколько стилей, каждый из которых вписал свою главу в историю мировой художественной практики.

АРИТА (有田)/ ИМАРИ (伊万里)

Арита – собирательное название фарфора, производимого в более чем тысяче гончарных печей в районе Арита (городской округ в префектуре Сага, остров Кюсю). Свою продукцию мастера свозили для продажи в расположенный неподалеку портовый город-порт Имари (伊万里). Поэтому весь производимый в районе Арита часто называют по имени этого (одного из немногих, открытых для иностранных судов) центра торговли – Имари.

на фото: изделия Арита, XVII век

Работы XVII- XVIII веков выполнялись в техниках сомэцукэ (染付, бело-голубой фарфор, расписанный пастой на основе кобальта, поверх которой наносилась глазурь) и ироэ (色絵, разноцветный фарфор, расписанный поверх глазури рыжевато-красной, желтой, зеленой, бирюзовой и фиолетовой эмалями).

на фото: изделия Арита, XVII век

КАКИЭМОН (柿右衛門様式)

Стиль получил название по имени династии гончаров, основанной Сакаида Какиэмоном (酒井田 柿右衛門) в Арита в начале XVII века. По легенде, название «Какиэмон» было получено мастером Сакаида от сёгуна за формулу эмали насыщенного оттенка спелой хурмы (柿, «каки» – хурма). С тех пор хурма является своеобразной визитной карточкой династии. Впоследствии палитру оттенков Какиэмон дополнили мягкий красный, желтый, синий и бирюзово-зеленый, которые прочно ассоциируются с этим стилем, как и ассиметричный узор, оставляющий большое незаполненное пространство на белом поле, покрытом слоем полупрозрачной глазури.

на фото: изделия мастерской Какиэмон, эпоха Эдо

Изображения цветов, птиц и волшебных животных лишь подчеркивали изысканную прелесть нигосидэ (молочно-белого). Кроме того по краю на изделиях Какиэмон часто встречается цветной ободок, нехарактерный для других мастерских Ариты, а также рельефные украшения.

на фото: изделия мастерской Какиэмон, конец XVII века

Впервые фарфор из мастерских Какиэмон попал в Европу в конце XVII века. В числе его обладателей были королева Англии Мария II, польский король Август Сильный и другие венценосные особы.

на фото: изделия мастерской Какиэмон, конец XVII – начало XVIII вв

Стиль Какиэмон произвел столь сильное впечатление на европейцев, что его стали копировать в английских мастерских Челси и Вустера, в «колыбели европейского фарфора» – фабрике Мейсена в Саксонии и французской мануфактуре Шантильи.

на фото: образцы изделий европейских мастерских в стиле Какиэмон, слева направо – кофейная пара (фабрика Meissen, XVIII в.), парные вазы (фабрика Chantilly, XVIII в.), шкатулка (фабрика Meissen, XVIII в.).

Расцвет этого стиля пришелся на конец XVII – начало XVIII веков, однако из-за высокой сложности производство нигосидэ пришло в упадок и в полной мере возродилось лишь в середине ХХ века. Сегодня хранителем традиции брэнда с 400-летней историей является потомок Сакаиды Какиэмона в пятнадцатом поколении.

ХАКУДЗИ (白磁)

Белый фарфор Хакудзи, также географически принадлежащий к району Арита, в качестве своего прототипа был ориентирован на китайский белый фарфор Дэхуа, но с течением времени развился и стал совершенно самостоятельным направлением декоративно-прикладного искусства Японии. Своего расцвета производство Хакудзи достигло в эпоху Мэйдзи (1868-1912 гг.).

на фото: фарфор Хакудзи, конец XVII – начало XVII веков

В наши дни мастерские Хакудзи продолжают жить и развиваться. В 1995 г. правительство удостоило его статуса «Культурное наследие Японии».

на фото: фарфор Хакудзи, современные работы

НАБЭСИМА (鍋島)

Печи в Окаватияма (大川内山) принадлежали самурайскому роду Набэсима, контролировавшему префектуру Сага, включая и Арита. Начиная с 1700 г. в них производился самый лучший фарфор, исключительно высокого качества, предназначавшийся не только для членов семьи, но также и для престижных подарков другим феодалам и, конечно, сёгуну.

на фото: фарфор Набэсима XVII-XVIII веков

В отличие от большинства других печей в Арита, в дизайне изделий с самого начала прослеживается японская традиция – орнаменты тканей, свободное использование пустого пространства, орнамент «цветы-птицы», абстрактные узоры. Особенно оригинальны «фирменные» блюда с изображением кувшинов. Форма изделий имитировала японскую лаковую посуду, которую предпочитали аристократы периода Эдо. До начала эпохи Мэйдзи продукция из печей Набэсима практически не экспортировалась.

на фото: фарфор Набэсима XVII-XVIII веков

КУТАНИ (九谷)

Собирательное название «фарфор Кутани» появилось в конце XIX века, через 300 лет после того, как в 1655 г. на золотых рудниках Кутани (九谷, дословно «Девять Долин», в настоящее время это город Кага, префектура Исикава, остров Хонсю) был найден фарфоровый камень. Глава клана Маэда, Маэда Тошихару, контролировавший эти земли, отправил своего приближенного, Гото Сайдзиро, в Арита для обучения мастерству изготовления фарфора. Вернувшись, Гото Сайдзиро основал в Кутани гончарный центр, где начал выпуск фарфора для клана Маэда. В работе над дизайном изделий принимал участие и Морикагэ Кусуми, официальный живописец клана Маэда, знаменитый художник школы Кано.

на фото: фарфор Ко-Кутани, ок.1700 г.

Сегодня искусствоведы называют предметы, сделанные в последующие несколько десятилетий, Ко-Кутани (古九谷, старый Кутани). Ко-Кутани в свою очередь подразделяются на Аотэ(青手), покрытые яркими эмалями темно-синих, насыщенных зеленых, фиолетовых и желтых оттенков, и Ироэ (色絵), сочетающие красные, фиолетовые, зеленые, темно-синие и желтые цвета. В орнаменте изображения растений, птиц и пейзажи дополняли абстрактные узоры. Чтобы защитить предметы от износа, поверх эмали их покрывали прозрачными глазурями.

на фото: фарфор Ко-Кутани, начало XVIII в.

К 1730 г. выпуск фарфора Кутани прекратился и возобновился лишь через 80 лет. Новое время внесло свои коррективы и в технологию, и в дизайн изделий, которые сегодня принято называть Сайко-Кутани (再興九谷, буквально: «возрожденный Кутани»).

В начале XIХ в. в районе Девяти Долин появилось несколько печей, у каждой из которых был свой владелец и собственный стиль.

Мокубэй (木米)

В 1807 г. владелец печей Касугаяма (район Канадзава) в Дайсёдзи пригласил выдающегося гончара и художника того времени Аоки Мокубея (木米, 1767-1833 гг.) из Киото для возрождения фарфорового производства. Ученик Окуда Эйсэна (первого в Киото мастера, работавшего с фарфором), Аоки уже имел собственную мастерскую и уникальный творческий почерк. Многое в его работах указывает на сильное влияние шедевров китайского искусства, переосмысленных весьма самобытно и смело.

Для изделий, созданных в Дайсёдзи под руководством Аоки характерны изображения фигурок людей, растений и фантастических животных на сплошном красном фоне. В честь своего создателя такой стиль называют сегодня Кутани-Мокубей.

на фото: фарфор Аоки Мокубей, начало XIX в.

Ёсидая (吉田屋)

В 1823 г. преуспевающий торговец Дэнуэмон (伝右衛門), глава торговой компании Ёсидая в Дайсёдзи построил собственную печь для выпуска фарфора. Дизайн изделий копировал ранний стиль Ко-Кутани: на зеленом, желтом, фиолетовом или синем фоне изображались цветы, птицы и традиционные орнаменты, а также орнамент в виде точек. Красный цвет при этом никогда не задействовался.

на фото: фарфор Ёсидая, 20-е годы XIX в.

Иидая (飯田屋)

В 1831 г. печи Ёсидая в Дайсёдзи сменили владельца и стали собственностью Миямото-я Уэмона (宮本屋宇右衛門). Идейным вдохновителем и «арт директором» мастерской стал художник Иидая Хатиро-эмон (飯田屋八郎右衛門). В течение последующих 20 лет в печах Миямото выпускался фарфор ака-э (赤絵, буквально: «красные картины»), расписанный тонко и изящно красными эмалями с позолотой. В дизайне преобладали разнообразные растительные и геометрические орнаменты. Такой стиль сегодня называется в честь своего создателя Хатироде (八郎手, «рука Хатиро»).

на фото: фарфор Хатиродэ, 30-е годы XIX в.

Эйраку (永楽)

Начиная с 1865 г. мастерские Миямото-я возглавил известный художник из Киото Эйраку Вадзэн (永楽和全, 1823-1896). Он развивает стиль ака-э своего предшественника, торжественную и яркую роспись золотыми арабесками поверх красной эмали, иногда комбинирует его с бело-голубой сомацукэ и полихромной аотэ.

на фото: фарфор Эйраку, 60-е годы XIX в.

Сёдза (庄三)

Мировая известность фарфора Кутани связана с мастером Сёдза (1816-1883). Творчество Сёдза вобрало опыт предшественников и подняло марку Кутани на невиданную ранее высоту. Основав свое дело в 1841 г. в Тэраи (префектура Исикава), этот мастер первым начал использовать и анилиновые красители, позволявшие расширить цветовую палитру и достичь более мягких переходов цвета. Поверх сложного, тонко прорисованного, многоцветного узора он украшал свои изделия позолотой кинран-дэ (金襴手, буквально: «золотая парча»). Этот стиль получил впоследствии название «сайсики кинрандэ».

на фото: фарфор Сёдза, середина XIX в.

Из мастерской Сёдза вышло много прекрасных художников, творчество которых пришлось на начало правления императора Мэйдзи, эпоху, ознаменованную отказом Японии от самоизоляции и открытием границ для культурных и торговых связей с Западом. Именно в этот период японский фарфор официально участвует в международных торговых выставках, где получает самые высокие оценки.

на фото: фарфор Сёдза, середина XIX в.

После успеха на выставке в Вене в 1873 г. производство начало набирать еще большие обороты, европейские заказы стимулировали открытие все новых и новых печей в Кага.

Сайдзи (細字)

Основателем стиля считается Ода Сейзан (小田清山), украшавший поэтическими строками поверхности чашек, кубков, курильниц и ваз в начале эпохи Мэйдзи. В 2005 г. искусство миниатюрной каллиграфии Cайдзи было объявлено культурным достоянием префектуры Исикава. Хранителем традиции в наши дни является правнук мастера, Тамура Кейси (田村敬星).

на фото: миниатюрная каллиграфия Сайдзи, современные работы

В ХХ веке к технологическим приемам, ставшим уже классикой Кутани, добавились новые:

Аотибу (青粒, «синие зерна») орнамент из голубых точек, заполняющий пространство между золотыми линиями.

Юри Кинсай (釉裏金彩, глазурь поверх золота) – прозрачная глазурь наносится поверх инкрустации серебром или золотом (пудрой или тонкой фольгой). Изделия в этом стиле отличаются особым сиянием и торжественностью. Кроме того, глазурь защищает металл от воздействия внешних факторов и истирания.

Ханадзумэ (花詰, цветочный узор) всю поверхность изделия покрывает цветочный узор, выполненный в пятицветной палитре Кутани, и позолота.

Сай-юй (彩釉), способ декорирования, при котором глазурь как бы «течет», образуя мягкие переходы оттенков.

Маркировка Кутани

Только с начала XIX в. продукция Кутани начинает маркироваться. Печати могли быть двух типов: надглазурная марка в виде иероглифа «фуку» (福, «счастье») в архаическом написании в квадратном картуше или топоним «Кутани» (九谷), нанесенный подглазурной краской или оттиснутый в керамической массе на дне изделия. Иногда к топониму добавлялось название мастерской или имя мастера.

В 1975 г. на государственном уровне стиль Кутани был объявлен национальным нематериальным наследием. Сегодня существует несколько сотен мастерских, производящих фарфор в этом стиле.

САЦУМА (薩摩)

Сацума – историческое название провинции на территории современной префектуры Кагосима на юге острова Кюсю, известной производством фарфора.

До XVI века в печах Сацума-яки (薩摩焼) на острове Кюсю производилась традиционная японская керамика. Но после того, как сёгун Тоётоми Хидеёси из военного похода в Северную Корею в числе других «трофеев» привёз 80 мастеров-керамистов, форсирование производства оригинального японского фарфора началось, в том числе, и на Кюсю, где возле деревни Сэйгава уезда Ибусики были обнаружены месторождения фарфорового камня. Местная глина после обжига превращалась в высококлассный, тонкостенный, белый фарфор. Поэтому изделия в стиле Сацума можно разделить на две принципиально не похожие категории: оригинальная, темная керамика Ко-сацума (古薩摩) раннего периода и изысканно декорированный, тонкостенный фарфор Кё-сацума (京薩摩) из Киото, предназначенный для экспорта, позднего периода.

Старейшие образцы ранней Ко-сацума датируются периодом Генроку (1688-1704 гг.). Все они имеют темный черепок с высоким содержанием железа и покрыты темной глазурью. В качестве декора применялся поднятый рельеф, отпечатки и резьба по глине. До конца XVIII века в печах Сацума изготавливалась продукция, ориентированная на внутренний рынок: утварь для повседневного использования и посуда для чайной церемонии.

Кё-Сацума (京薩摩)

Наивысшего расцвета фарфор в стиле Сацума достиг в гончарных мастерских Киото, Кё-яки (京焼). Начиная с VIII века Киото (сокращенно 京, Кё) был столицей Японии, политическим и культурным центром страны, местом сосредоточения художественных промыслов, в том числе и традиционной японской керамики. Но не фарфора: вплоть до конца XVIII века фарфор в Киото не производился. Главной тому причиной было неприятие его мастерами чайной церемонии. Их приверженность философии дзен и эстетике ваби-саби входила в противоречие с пышной декоративностью фарфора, которая, по их мнению, противоречила японской художественной традиции.

Только в эпоху Эдо, когда чайная церемония стала неотъемлемым элементом городской жизни и в моду вошло чаепитие сентя, в организации чайного действа произошли большие изменения. Перелом был связан с творчеством таких известных японских художников как Окуда Эйсэн (奥田 穎川, 1753-1811), который первый начал работать с фарфором, а также его учеников и последователей – Аоки Мокубэя (青木木米, 1767–1833), Эйраку Ходзана (1795–1854), Нинъами Дохати (1783–1855).

Знаменитые печи Авата-яки (粟田焼), Мидзоро-яки (御菩薩焼) и Киёмидзу-яки (清水焼) наряду с традиционной керамикой начали экспериментировать с фарфором.

на фото: ранние фарфоровые изделия из печей Авата-яки, слева и справа – контейнеры для сладостей, в центре – фарфоровый тяван сёгуна Шимадзу Нарикагэ с фиолетовой глазурью.

Известный на весь мир фарфор Сацума появился в самом конце эпохи Эдо. Очень часто его возникновение связывают с именем выдающегося мастера Кинкодзана Собэй VI (錦光山宗兵衛, 1823-1884) из известной в Аватагучи (район Хигасияма, Киото) династии гончаров Кобаяши (小林), поставлявших утварь для буддийского храма Сёрэн, тесно связанного с императорской семьей, а также для сёгуната в Эдо. Глава этой мастерской в шестом поколении, учившийся в свое время у Аоки Мокубея, достиг высочайшего уровня мастерства в работе с фарфором. Его тонкостенный кин-никишидэ (金錦手), кремово-белый фарфор с «парчовой» росписью открыл новое направление в работе с этим материалом.

на фото: работы Кинкодзана Собэй

После потрясений в конце периода Эдо и реформ последующего правительства Мэйдзи семья Кобаяши потеряла поддержку своих покровителей. Для того, чтобы продолжать заниматься фамильным ремеслом, необходимо было завоевать новые рынки. Взяв творческий псевдоним Собэй и изменив фамилию на Кинкодзан (буквально: «Золотая парча»), глава дома сумел не только сохранить, но и качественно развить дело своих предков.

Первая официальная крупная презентация японского искусства на Западе состоялась на Парижской «Всемирной Выставке» в 1867 году. Среди экспонатов был и фарфор Кинкодзан, который буквально покорил европейскую публику.

на фото: «Японский павильон» на Парижской выставке, иллюстрация в газете «La Monde» от 12 октября 1867 года.

Для династии Кинкодзан начался «золотой век». Общие производственные площади расширились до 4000 кв.м, а число работников, занятых на производстве, достигло 700. Пламя печей не гасло день и ночь.

на фото: печи в Мияка-но Сикагакэ, иллюстрации хроники 1883 г., из архива префектуры Киото

Кинкодзан Собэй был, пожалуй, самым известным, но вовсе не единственным одаренным художником, работающим с фарфором. В один ряд с ним можно поставить имена таких мастеров как Тайдзан Ёхэй (帯山与兵衛), Ябу Мэйдзан (藪明山), Тин Дзюкан (沈寿官), Миягава Кодзан (Макузу, 宮川香山), Сейкодзан (精巧山) и Рёдзан (亮山).

на фото: работы Ябу Мэйдзана

на фото: работы Тин Дзюкана

на фото: работы Тайдзана Ёхэй

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Всё про тату: самая полная коллекция фото и видео