Денис Малыбаев — тату мастер Другой город

Содержание

Суровый региональный стиль: 10 выдающихся тату-мастеров из городов России

Краснодарская трэш-полька, обэриутский абсурд из Свердловска, казанская мистика — накануне Московской тату-конвенции «Афиша Daily» выбрала 10 классных мастеров из провинции, к которым имеет смысл съездить за татуировкой.

Волгоград

Какого-то конкретного стиля не придерживается — настаивает, что каждая татуировка должна быть индивидуальной

Опыт: с 2020 года

Цена: Разработка эскиза — 2000–4000р., сеанс (3–4 часа) — 6000-8000 р. В среднем за это время наносится тату размером 15×20 см. Итоговая цена сильно зависит от детализации работы.

Стиль: Минимализм, абстрактная графика, текстурные орнаменты.

Цитата: «Тату должно говорить не о мастере, который его сделал, а о человеке, который его носит».

В чем разница между провинцией и Москвой: «Там люди мыслят намного шире, более открыты к экспериментам, и мои абстракции там отлично воспринимаются. Кроме того, в Москве больше ценят индивидуальный подход».

Екатеринбург

Делает нарочито простые татуировки, как правило, отдающие при этом экзистенциальным ужасом

Опыт: с 2020 года

Цена: Минимальная цена — 4000 р. В среднем работа размером 20×20см обойдется в 6000–7000 р. Эскиз оплачивается отдельно.

Стиль: Говорит, что это «русский авангард».

Цитата: «Клиенты рассказывают, что на улице мои татуировки часто узнают, подходят со словами «Шуров? Ну сразу видно…» Это приятно».

В чем разница между провинцией и Москвой: «В Екатеринбурге люди не привыкли платить за работу, тем более за эскиз. Чем дешевле, тем лучше. В Москве же ценят мастера, его стиль и знают, что татуировка, как и любая другая работа, стоит денег».

Калининград

Делает разнообразные орнаменты, идеально подходящие для «рукавов»

Опыт: с 2020 года

Цена: Час работы — 4000 р.

Стиль: Сочетание дотворка, лайнворка, блэкворка, градиентных растяжек и местами — реализма. Делает только черно-белые татуировки.

Цитата: «Татуировщики — обычные люди, которым нравится разукрашивать других».

В чем разница между провинцией и Москвой: «На мой взгляд, неважно, где работает мастер. Главное, чтобы он делал свою работу на совесть, со стремлением к совершенству и полной самоотдачей».

Краснодар

Мастер современной трэш-польки — красно-черных рисунков на жутковатые темы. Кроме прочего, работает над проектом «Стань тату-моделью» — делает татуировку на 2/3 тела девушки, у которой до этого татуировок не было

Опыт: с 2020 года

Цена: Стоимость сеанса — 15000 р., его продолжительность может быть от 5 до 14 часов. Эскизов не готовит — все работы делаются фрихендом, то есть рисунок наносится сразу на теле.

Стиль: Смешивает реалистичные образы с различными графическими эффектами и абстракциями. Черно-красная расцветка, обширный масштаб — станете живой картиной.

Цитата: «Делать татуировки — тяжелый труд. Например, недавно я начал сеанс в 16.00, а закончил в 7 утра, и поэтому арт-татуировка не может стоить дешево. Но в то же время многие тату-мастера переоценивают стоимость своей работы».

В чем разница между провинцией и Москвой: «Для меня гастроли в мегаполисы — это, в первую очередь, ненужный стресс из-за транспортной перегруженности, суеты, постоянных опозданий и других неизбежных последствий жизни в большом городе. А в Краснодаре все спокойно».

Тату-мастер Денис Плотников: «Благовещенск — один из самых татуированных городов Дальнего Востока»

Гостем «Первого Амурского радио» стал Денис Плотников — мастер художественной татуировки со стажем работы более 20 лет. Ведущие Наташа Колечкина и Никита Типайкин поговорили с художником о том, какие татуировки предпочитают благовещенцы, и что нужно, чтобы открыть свое ателье.

— Девчата в плане рисунков ничем не отличаются от парней. Возможно, даже более изощренным вкусом обладают, потому что девочка может на себе сделать и птичку, и попугайчика, и орнаменты, и тут же черепа может делать. Это все зависит от характера, — рассказал Денис Плотников.

Мастер рассказал: одному из самых младших его клиентов было 12 лет. Подростку родители разрешили сделать татуировку тигра, и немаленькую. А самым интересным местом, куда он наносил рисунок, была стопа.

АСН24 публикует текстовую версию интервью.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: С какого года работает тату ателье?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Официально зарегистрировалось наше ателье, оно называлось студией художественной татуировки, в 1997 году, в феврале месяце, со всеми необходимыми разрешениями.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: А вы в профессии сколько лет?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Непрофессионально начинал делать еще со школы. Правил своих сверстников, исправлял старших по району, кто из армии пришел. Я еще тогда ходил в художественную школу, учился. Навыки всегда были, попробовать всегда хотелось. Поскольку все давали молчаливое согласие, экспериментов было достаточно. Потом в течении пяти лет приходилось все это дорабатывать, переделывать, править. Понимаете, кожа — это другой материал. Это не холст, где можно маслом перекрыть или карандашом подтереть, здесь уже ошибки не прощаются.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Как выводятся татуировки? Они выводятся или перекрываются, либо возможно так шлифануть, что будет незаметно, что она даже была?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Существует много способов, начиная от шлифовки, то есть снятия верхнего слоя эпидермиса, потом лазерное удаление сейчас у нас очень активно стали продвигать.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Остается шрам при лазерном удалении?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: В любом случае нарушение кожного покрова предполагает под собой какой-то шрам, либо пигментное пятно, либо шрамик, либо рубец.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: По поводу перманентного макияжа. Допустим, брови. Есть какая-то вероятность, что их можно будет вывести без рубца?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Татуаж — это немного другое, нежели художественная татуировка. Машинки используются мягче, работа машинок — задействованы пигменты на кремовой основе, которые позволяют по прошествии какого-то времени, допустим, под воздействием ультрафиолетовых лучей, плюс есть и такие клетки, макрофаги называются, в коже, которые способствуют выведению пигмента из организма. То есть 3-5 лет можно править.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Будет вообще ничего не заметно?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Заметно в любом случае будет, потому что это внесение изменений в конструкцию человека. Под кожу внесение пигмента, либо другой частицы, — это без следа не проходит.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Сейчас татуировка — это мода?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Она всегда была модой. Начиная от моряков, которые привозили с собой разукрашенных туземцев, сами разукрашивались, и по нынешнее время. Тату — это уже культура по большему счету. Культура с каждым годом все молодеет и молодеет, то есть такие моменты, что родители приводят детей до 14 лет. Хотя разрешено, но это нигде не регламентировано, но по этическим нормам можно делать с 18 лет. Если родитель не против, пишет разрешение на проведение данного мероприятия.

НИКИТА ТИПАЙКИН: Татуировки чаще сводят или перекрывают новым рисунком?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: 50 на 50. Кто-то посчитал, что его работа немножко старая, либо повыцвела. То есть можно что-то добавить, обновить какие-то элементы. Добавить, либо перекрыть абсолютно новой. То есть опять же вернемся к удалению тату. Взять тот же лазер, не всегда он гарантирует стопроцентное удаление. Там тоже все зависит от организма человека, в любом случае, что-то приходится либо перекрывать по итогу новой тату, либо бодрить старую.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Какой у вас был самый молодой клиент, самый взрослый?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Молодой мальчик был. Мама привела его в 12 лет. Это было в 2005 году. Это был тигр от локтя, до плеча. Сейчас гораздо моложе есть экземпляры.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Какие сейчас самые модные татуировки? Забитые руки до локтя или, может быть, железо, которое вставляют в кожу?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Это бодимодификация. Стилей, направлений очень много, именно направлений в тату: художественное traditionally, олдскулы, неотрадишинал. Их можно перечислять бесконечно. Каждый для себя выбирает то, что ему необходимо. Чем больше мастеров, которые занимаются этим, чем больше у них опыта, либо общения между друг другом — для этого проходят фестивали по всей России. С 2001 по 2007 годы такого распространения не было. Если в нынешнее время брать карту проведения тату-фестивалей по России, то можно круглый год кататься по этим фестивалям.

НИКИТА ТИПАЙКИН: А вы сами ездите?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Обязательно.

НИКИТА ТИПАЙКИН: Что у вас там происходит? Обмен опытом, общение?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Да, и обмен опытом, и общение.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Были ли у вас случаи, что вам приходилось отговаривать клиента от какого-нибудь рисунка, или вы отказались делать какое-либо тату?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Бывают такие моменты, когда человек приходит, и он не знает, что он хочет. Я начинаю ему предлагать, разговаривать с ним. Если за 15 минут общения он все еще не определился, то лучше отговорить.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Сначала наносится просто рисунок, чтобы человек посмотрел, как это все будет выглядеть, а потом уже бьется татуировка?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: В большинстве случаев используется трансфер для перевода на кожу для конкретного рисунка. Потому что не всегда человек понимает, как это будет выглядеть на коже, для этого используются эти средства. Есть такой стиль работы freehand — «свободная рука», когда рисунок непосредственно прорисовывается прямо на коже. Мастер без перевода, без ничего прорисовывает сначала на коже, и потом уже начинает работать машинкой.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Какие самые популярные места для татуировок?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Я бы сказал, все тело.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Самое необычное для вас какое было место? Где пришлось бить татуировку?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: На ступне делал.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Какие требуются вообще знания и навыки, чтобы овладеть искусством тату? Вот вы сказали, художественная школа, может быть, еще что-то, какие-то есть курсы, чтобы у нас научиться бить татуировку?

Лучшее тату за этот год:  Татуировки Роза в стиле Дотворк Предплечье

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Для того, чтобы работать профессионально, с необходимыми разрешениями и открывать свою студию, необходимо уметь рисовать — это 100 %. Чтобы где-то можно было подобрать, отредактировать рисунок для конкретного человека. Тату — это надолго, соответственно надо работать с людьми больше. Второе — необходимо разрешение профессиональное, прохождение курсов по художественной дермопигментации. Или медицинское образование: колледж, обучение на медбрата, медсестру. Это необходимо для того, чтобы обезопасить клиентов, и, в первую очередь, себя от заражения, от болезней каких-то, которые связаны с кожей. Человек должен понимать, что он работает с живым человеком, с кожей. То есть неприемлемы никакие случайные краски. Все должно быть сертифицировано, одноразовое. Только в этом случае студия может считаться профессиональной и участвовать наравне с другими.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Как вы думаете, сейчас стали больше бить татуировки или меньше?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: На моей работе это не сказывается, у меня всегда было работы очень много. С другими мастерами общаемся тоже, по огромному счету Амурская область, Благовещенск — один из самых татуированных городов Дальнего Востока.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: А кому легче делать татуировки, мужчинам или женщинам?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Немножко по-другому вопрос можно было задать. Кому не больнее делать. Все зависит от порога чувствительности, чем он ниже, тем человек проще переносит, чем он выше — тем, соответственно, ему тяжелее сидеть и дольше работы.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Были ли случаи, когда люди отказывались? Допустим, начинали бить, и человек говорил, что ему больно и просил остановиться?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Нет, я всегда все до конца доводил.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Какую тематику чаще выбирают девушки для тату? Что сейчас модно?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Девчата в плане рисунков ничем не отличаются от парней. Возможно, даже более изощренным вкусом обладают, потому что девочка может на себе сделать и птичку, и попугайчика, и орнаменты, и тут же черепа может делать. Это все зависит от характера.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: А цветные или черно-белые все-таки предпочитают тату?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Цветные в основном. Потому что сейчас пигмент достиг такого уровня, что красочность, насыщенность работы сохраняется очень долгое время. Выглядит работа замечательно. При правильном уходе за татуировкой даже уже после того, как она зажила и сделали, работа может сохранятся до 5-7 лет, не выцветая. Но чтобы она была сочной, яркой, насыщенной, необходимо слушать мастеров, у которых вы татуировались.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Были ли работы за которые вам потом было стыдно?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Нет. Таких работ не было, но есть такое понятие у художников, как периоды. То есть в один период была сделана работа, определенный стиль был подобран. Потом, через пять лет, пересматриваешь взгляды. Это не значит что работа плохая, недоделанная или выглядит не так. Просто для того времени она сделана качественно. Она всегда будет актуальна, будет радовать человека.

Тату мастер Дэниза

Тату мастер Дэниза

Привет, меня зовут Дэниза, и я профессиональным тату мастер салона Либерти.

Рисовать я пыталась с самого детства, как научилась держать в руке карандаш. В школе уже появился интерес к постижению техники, я пошла на курсы мультипликаторов.

Искусство татуировки стало привлекать с подросткового возраста, когда тянуло к неформальному образу жизни. Первую тату на мне появилась лет в 17, ее мне сделали самодельной машинкой. Наблюдая за процессом, я ловила себя на желании взять машинку и сделать лучше.

Получив медицинское образование и занимаясь несколько лет нелюбимой работой врача, решила кардинально изменить жизнь и в первую очередь попытаться заняться тем, что действительно нравится. Не рискнув заниматься самодеятельностью, пошла учиться к мастеру в тату-студию. Пробуя разные стили, выделила для себя наиболее интересный мне стиль в татуировке «Реализм» — потому что нахожу хорошо сделанную тату в реализме очень эффектной, а так же очень сложной в исполнении. Так же очень нравится дотворк, за свою визуальную специфическую мягкость и отсутствие границ.

Для меня недостаточно просто скопировать картинку, нужно иметь чувство светотени, контраста, композиции, а так же учитывать анатомию человеческого тела. Именно поэтому зачастую разрабатываю эскиз под клиента индивидуально. Считаю, что хорошая работа — это результат таланта и постоянной работой над собой — потому что чтобы вытащить из головы что-то стоящее, сначала нужно туда что-то положить. Учиться всегда есть чему и у кого, поэтому всегда посещаю мастер-классы известных мастеров, ищу вдохновения у современных художников, стремлюсь выделить что-то своё.

Тату-мастер Денис Плотников: «Благовещенск — один из самых татуированных городов Дальнего Востока»

Гостем «Первого Амурского радио» стал Денис Плотников — мастер художественной татуировки со стажем работы более 20 лет. Ведущие Наташа Колечкина и Никита Типайкин поговорили с художником о том, какие татуировки предпочитают благовещенцы, и что нужно, чтобы открыть свое ателье.

— Девчата в плане рисунков ничем не отличаются от парней. Возможно, даже более изощренным вкусом обладают, потому что девочка может на себе сделать и птичку, и попугайчика, и орнаменты, и тут же черепа может делать. Это все зависит от характера, — рассказал Денис Плотников.

Мастер рассказал: одному из самых младших его клиентов было 12 лет. Подростку родители разрешили сделать татуировку тигра, и немаленькую. А самым интересным местом, куда он наносил рисунок, была стопа.

АСН24 публикует текстовую версию интервью.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: С какого года работает тату ателье?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Официально зарегистрировалось наше ателье, оно называлось студией художественной татуировки, в 1997 году, в феврале месяце, со всеми необходимыми разрешениями.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: А вы в профессии сколько лет?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Непрофессионально начинал делать еще со школы. Правил своих сверстников, исправлял старших по району, кто из армии пришел. Я еще тогда ходил в художественную школу, учился. Навыки всегда были, попробовать всегда хотелось. Поскольку все давали молчаливое согласие, экспериментов было достаточно. Потом в течении пяти лет приходилось все это дорабатывать, переделывать, править. Понимаете, кожа — это другой материал. Это не холст, где можно маслом перекрыть или карандашом подтереть, здесь уже ошибки не прощаются.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Как выводятся татуировки? Они выводятся или перекрываются, либо возможно так шлифануть, что будет незаметно, что она даже была?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Существует много способов, начиная от шлифовки, то есть снятия верхнего слоя эпидермиса, потом лазерное удаление сейчас у нас очень активно стали продвигать.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Остается шрам при лазерном удалении?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: В любом случае нарушение кожного покрова предполагает под собой какой-то шрам, либо пигментное пятно, либо шрамик, либо рубец.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: По поводу перманентного макияжа. Допустим, брови. Есть какая-то вероятность, что их можно будет вывести без рубца?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Татуаж — это немного другое, нежели художественная татуировка. Машинки используются мягче, работа машинок — задействованы пигменты на кремовой основе, которые позволяют по прошествии какого-то времени, допустим, под воздействием ультрафиолетовых лучей, плюс есть и такие клетки, макрофаги называются, в коже, которые способствуют выведению пигмента из организма. То есть 3-5 лет можно править.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Будет вообще ничего не заметно?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Заметно в любом случае будет, потому что это внесение изменений в конструкцию человека. Под кожу внесение пигмента, либо другой частицы, — это без следа не проходит.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Сейчас татуировка — это мода?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Она всегда была модой. Начиная от моряков, которые привозили с собой разукрашенных туземцев, сами разукрашивались, и по нынешнее время. Тату — это уже культура по большему счету. Культура с каждым годом все молодеет и молодеет, то есть такие моменты, что родители приводят детей до 14 лет. Хотя разрешено, но это нигде не регламентировано, но по этическим нормам можно делать с 18 лет. Если родитель не против, пишет разрешение на проведение данного мероприятия.

НИКИТА ТИПАЙКИН: Татуировки чаще сводят или перекрывают новым рисунком?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: 50 на 50. Кто-то посчитал, что его работа немножко старая, либо повыцвела. То есть можно что-то добавить, обновить какие-то элементы. Добавить, либо перекрыть абсолютно новой. То есть опять же вернемся к удалению тату. Взять тот же лазер, не всегда он гарантирует стопроцентное удаление. Там тоже все зависит от организма человека, в любом случае, что-то приходится либо перекрывать по итогу новой тату, либо бодрить старую.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Какой у вас был самый молодой клиент, самый взрослый?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Молодой мальчик был. Мама привела его в 12 лет. Это было в 2005 году. Это был тигр от локтя, до плеча. Сейчас гораздо моложе есть экземпляры.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Какие сейчас самые модные татуировки? Забитые руки до локтя или, может быть, железо, которое вставляют в кожу?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Это бодимодификация. Стилей, направлений очень много, именно направлений в тату: художественное traditionally, олдскулы, неотрадишинал. Их можно перечислять бесконечно. Каждый для себя выбирает то, что ему необходимо. Чем больше мастеров, которые занимаются этим, чем больше у них опыта, либо общения между друг другом — для этого проходят фестивали по всей России. С 2001 по 2007 годы такого распространения не было. Если в нынешнее время брать карту проведения тату-фестивалей по России, то можно круглый год кататься по этим фестивалям.

НИКИТА ТИПАЙКИН: А вы сами ездите?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Обязательно.

НИКИТА ТИПАЙКИН: Что у вас там происходит? Обмен опытом, общение?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Да, и обмен опытом, и общение.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Были ли у вас случаи, что вам приходилось отговаривать клиента от какого-нибудь рисунка, или вы отказались делать какое-либо тату?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Бывают такие моменты, когда человек приходит, и он не знает, что он хочет. Я начинаю ему предлагать, разговаривать с ним. Если за 15 минут общения он все еще не определился, то лучше отговорить.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Сначала наносится просто рисунок, чтобы человек посмотрел, как это все будет выглядеть, а потом уже бьется татуировка?

Лучшее тату за этот год:  Татуировки Вампирша в стиле Цветная

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: В большинстве случаев используется трансфер для перевода на кожу для конкретного рисунка. Потому что не всегда человек понимает, как это будет выглядеть на коже, для этого используются эти средства. Есть такой стиль работы freehand — «свободная рука», когда рисунок непосредственно прорисовывается прямо на коже. Мастер без перевода, без ничего прорисовывает сначала на коже, и потом уже начинает работать машинкой.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Какие самые популярные места для татуировок?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Я бы сказал, все тело.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Самое необычное для вас какое было место? Где пришлось бить татуировку?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: На ступне делал.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Какие требуются вообще знания и навыки, чтобы овладеть искусством тату? Вот вы сказали, художественная школа, может быть, еще что-то, какие-то есть курсы, чтобы у нас научиться бить татуировку?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Для того, чтобы работать профессионально, с необходимыми разрешениями и открывать свою студию, необходимо уметь рисовать — это 100 %. Чтобы где-то можно было подобрать, отредактировать рисунок для конкретного человека. Тату — это надолго, соответственно надо работать с людьми больше. Второе — необходимо разрешение профессиональное, прохождение курсов по художественной дермопигментации. Или медицинское образование: колледж, обучение на медбрата, медсестру. Это необходимо для того, чтобы обезопасить клиентов, и, в первую очередь, себя от заражения, от болезней каких-то, которые связаны с кожей. Человек должен понимать, что он работает с живым человеком, с кожей. То есть неприемлемы никакие случайные краски. Все должно быть сертифицировано, одноразовое. Только в этом случае студия может считаться профессиональной и участвовать наравне с другими.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Как вы думаете, сейчас стали больше бить татуировки или меньше?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: На моей работе это не сказывается, у меня всегда было работы очень много. С другими мастерами общаемся тоже, по огромному счету Амурская область, Благовещенск — один из самых татуированных городов Дальнего Востока.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: А кому легче делать татуировки, мужчинам или женщинам?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Немножко по-другому вопрос можно было задать. Кому не больнее делать. Все зависит от порога чувствительности, чем он ниже, тем человек проще переносит, чем он выше — тем, соответственно, ему тяжелее сидеть и дольше работы.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Были ли случаи, когда люди отказывались? Допустим, начинали бить, и человек говорил, что ему больно и просил остановиться?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Нет, я всегда все до конца доводил.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Какую тематику чаще выбирают девушки для тату? Что сейчас модно?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Девчата в плане рисунков ничем не отличаются от парней. Возможно, даже более изощренным вкусом обладают, потому что девочка может на себе сделать и птичку, и попугайчика, и орнаменты, и тут же черепа может делать. Это все зависит от характера.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: А цветные или черно-белые все-таки предпочитают тату?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Цветные в основном. Потому что сейчас пигмент достиг такого уровня, что красочность, насыщенность работы сохраняется очень долгое время. Выглядит работа замечательно. При правильном уходе за татуировкой даже уже после того, как она зажила и сделали, работа может сохранятся до 5-7 лет, не выцветая. Но чтобы она была сочной, яркой, насыщенной, необходимо слушать мастеров, у которых вы татуировались.

НАТАША КОЛЕЧКИНА: Были ли работы за которые вам потом было стыдно?

ДЕНИС ПЛОТНИКОВ: Нет. Таких работ не было, но есть такое понятие у художников, как периоды. То есть в один период была сделана работа, определенный стиль был подобран. Потом, через пять лет, пересматриваешь взгляды. Это не значит что работа плохая, недоделанная или выглядит не так. Просто для того времени она сделана качественно. Она всегда будет актуальна, будет радовать человека.

Сломанную в тату‐салоне жизнь телеведущий оценил в полмиллиона

Роман Миров хотел показать себя человеком дела. В комплекте с новой татуировкой им было заготовлено предложение руки и сердца для любимой девушки, подкрепленное загодя купленным кольцом.

Все пошло прахом, когда Роман наутро увидел набитый текст. Ошибка всего в одну букву обрушила весь привычный мир телеведущего. На его руке значилось несмываемое «Не надо громких ослов».

С таким текстом на предплечье ни о каком предложении руки и сердца речь идти уже не могла. Роман вначале бросился было в салон, но там заявили, что текст был утвержден самим Романом, вот даже подпись имеется. По словам мастеров салона «Забитые», Роман пришел к ним нетрезвым и подписал бумаги не глядя. А мастер уж набил, что было утверждено. Теперь в салоне Роману предложили решить дело миром и просто перечеркнуть фатальную букву «о».

Теперь Роман обратился в суд. Свои разрушенные планы он оценил в 500 000 рублей. Юрист Романа утверждает, что налицо нанесение средних телесных повреждений.

В Краснодаре задержали подозреваемого в убийстве мастера татуировок. Тело убитой женщины обнаружили в одной из деревень Белоярского района на Урале. Из дома пропали сотовый телефон и золотые украшения. Перед смертью женщина провела время с мастером тату, с которым познакомилась перед тем в Сети. Развиртуализация окончилась убийством.

Бьют и колют. Челябинские девушки тату-мастера рассказали о своём ремесле

Молодые челябинки – профессионалы своего дела, рассказали, что девушки тату-мастера – это уже не редкость, а довольно частое явление. Особенно для южноуральской столицы, количество жителей в которой перевалило за миллион.

Яна Полоцкая , 25 лет

Опыт работы: в мае будет первая годовщина.

«С первых лет обучения в художественном училище хотела рисовать иллюстрации, графику, но из-за специфики работы все больше уходила от этого. Около года назад начала рисовать эскизы, а там и до татуировок дело дошло».

Александра Кравченко, chel.aif.ru: Какому стилю в татуировке отдаешь предпочтение?

Яна, тату-мастер: Графика, олдскул, ньюскул. Меня в этих стилях привлекают уверенные линии и насыщенные цвета.

— Как коллеги-мужчины относятся к девочкам-мастерам?

— В последнее время девушек мастеров становится все больше, и это уже не какая-то редкая диковинка, так что хочется верить, что абсолютно не предвзято.

— Кроме татуировки у тебя есть какие-нибудь творческие увлечения?

— Я иллюстрации к книжкам рисую в свободное время. Крайне редко фотографирую и все чаще делаю стафф для фотосъемок. Время от времени рисую логотипы, визитки и прочие полиграфические штуки, но не могу назвать это увлечением, это когда-то было моей основной работой, и теперь стало «подработкой на вечер» (чему я безмерно рада).

— Как думаешь, сейчас стало меньше негативных сравнений и недоброжелательных взглядов в сторону татуированных людей?

— Людей с татуировками стало за последние годы на много больше, но у меня такое чувство, что людей «как ты будешь выглядеть с татуировкой в старости» — не убавилось. Это парадокс, кстати.

— Посоветуй нашим читателям, как правильно выбрать тату-мастера?

Определиться с эскизом и выбрать мастера, который будет хорош именно в том стиле, который нужен.

Анастасия Воробьева, 24 года, студия ZABITO

Опыт работы: 2,5 года

«После окончания университета я решила не тратить ни дня жизни на работу, которая меня не будет удовлетворять. Я шила одежду, занималась декоративно-прикладным искусством, работала дизайнером, преподавала живопись и рисунок в училище. Душа потребовала чего-то принципиально нового и ноги сами привели меня в тату-салон».

Александра, chel.aif.ru: Что больше всего любишь в своей работе? И вообще, считаешь ли эту деятельность именно работой?

Анастасия, тату-мастер: Больше всего люблю в работе безграничную свободу творчества.

Люблю людей, которые вдохновлено приносят свои идеи, люблю знакомиться и общаться. Люблю атмосферу в нашей студии – мы все не только коллеги, но еще и друзья.

— Как коллеги-мужчины относятся к девочкам-мастерам?

— Конечно, девочке мастеру, особенно с таким небольшим сроком практики, как у меня, сложно не то, чтобы обрести авторитет, элементарно – уважение среди взрослых мужчин-мастеров. К счастью, моя способность шутить над собой и находить общий язык помогла мне подружиться со многими мастерами своего города.

— Как родители относятся к твоей работе?

— Моя мама сама художник, поэтому отнеслась достаточно позитивно к моему увлечению. Папа очень переживал из-за «чистоты производства», пока сам не посетил мою студию, и я сделала ему татуировку. Он убедился в стерильности и безопасности процесса и больше не сомневается в моем выборе профессии. Моему молодому человеку очень нравятся мои работы, он мне помогает и поддерживает.

— Согласна ли ты с мнением, что после первой татуировки у человека начинается «синяя болезнь»?

— На 100%. Больше половины клиентов возвращаются за второй, третьей, четвертой татуировкой. Некоторые клиенты так часто приходят, что стали уже хорошими друзьями.

— Как думаешь, сейчас стало меньше негативных сравнений и недоброжелательных взглядов в сторону татуированных людей?

— Популяризация татуировок – это палка о двух концах. С одной стороны, потерялась оригинальность жанра, никого этим не удивишь. С другой, всегда есть работа, люди позитивно отзываются и проявляют интерес.

Человеческая бестактность поистине не знает границ и вопросы «как это будет выглядеть в старости?», «это же на всю жизнь!» не прекратятся никогда. Хочется провести параллель с желанием человека завести семью и детей – это тоже на всю жизнь, с этими людьми тоже жить всю жизнь. Но почему-то это не вызывает таких откликов как желание сделать татуировку. А потому что можно развестись, дети вырастут и создадут свою семью, в то время как от татуировки не избавиться. Следовательно, семья, в отличие от татуировки – субстанция не постоянная, и сделать тату, решение намного серьезнее, чем выйти замуж и родить детей. Но все женятся и рожают, потому что «так принято», а татуировка – все продолжает быть бунтарским ходом против системы, против бледности и правил.

— Посоветуй нашим читателям, как правильно выбрать тату-мастера или салон?

— Самое верное в поиске своего мастера – отзывы довольных клиентов, попросту «сарафанное радио» и его портфолио. Самая распространенная ошибка, выбрать студию с самыми низкими ценами. Как правило, качественная работа стоит дорого, требует много времени и мастерства. А человек, который тратит большие средства ради качества, элементарно не может позволить себе мало брать денег за работу. Еще одна ошибка, выбирать именитый салон, а не мастера. Порой в раскрученных студиях работают мастера с посредственным качеством работ, а достойные по тем или иным причинам работают на дому. Поэтому, как и общаться по поводу татуировки, так и работать следует с конкретным человеком, а не с администратором студии, где вас «обработали» в режиме очереди и забыли.

Лучшее тату за этот год:  Татуировки Антилопа в стиле Реализм Предплечье

Люди готовы пойти на риск испытать боль, лишь бы не умереть со скуки. А тату — это всего лишь один из способов уйти от этой душевной и телесной тоски.

Александра Щербакова, 25 лет, место работы – собственная тату-студия «ENSO»

Опыт работы: 1,5 года

«Я просто люблю рисовать. Всегда хотела работать там, где рисуют, создают. Да и рисовать по коже – это ни с чем несравнимое ощущение, и рисунки долговечны, что немало важно».

Александра Кравченко, chel.aif.ru: Какому стилю в татуировке отдаешь предпочтение?

Александра, тату-мастер: Стиля как такового нет, стараюсь рисовать собственные рисунки. Но нравится Япония и ньюскул, олдскул. Они мне ближе всего.

— Что больше всего любишь в своей работе?

— Да все люблю в своей работе. Я к этому стремилась. Сделать свое хобби основным делом, и обрести гармонию, не понятную офисным менеджерам.

— Как коллеги-мужчины относятся к девочкам-мастерам?

— Ну еще недавно нас, девочек, в этой сфере было мало, теперь 50/50, поэтому уже важен не пол, а то что ты делаешь. Конечно, есть здоровая конкуренция, и похвалы добиться не просто, особенно от «старичков».

— Были в твоей практике курьёзные случаи?

— Да! Была одна мама, которая привела делать тату дочь, уже взрослую. Дочка плакала и ненавидела меня и маму – больно очень. А мама стояла над ней и говорила: «Терпи! Ты же моя дочь! Ты все вытерпишь!».

— Твой совет тем, кто очень хочет, но еще не решился сделать тату?

— Прежде всего, решите – зачем вам это. А потом что именно хотите. Ведь тату – это нечто большее, чем дань моде. Это должно быть осознано и являться частью вас.

— Есть ли у тебя самой татуировки?

— Есть, 4 штуки. Не жалею ни об одной.

— Как думаешь, сейчас стало меньше негативных сравнений и недоброжелательных взглядов в сторону татуированных людей?

— Хочется верить, что да. Хотя среди взрослых образованных людей эти темы ходят и ходят кругами. Просто им удобнее мусолить вопрос, чем узнать об этом мире больше. Узнать мастеров, их работы, которые порой шедевральны. Бестактные товарищи всегда были, есть и останутся, видимо.

— Как правильно выбрать тату-мастера или салон?

— Я рекомендовала бы познакомиться с мастером и его работами. Не делать дешево – в каждом регионе есть определенный средний ценник. Когда выбираете мастера, обратите внимание на его состояние – он должен быть трезвым, хорошо выглядеть, не кашлять, быть вменяемым и приятным. Обойдите несколько студий. Там, где вам больше всего понравится, там и делайте.

Справка

Татуировка — процесс нанесения перманентного (стойкого) рисунка на тело, методом местного травмирования кожного покрова с внесением в подкожную клетчатку красящего пигмента. Относится к декоративным модификациям тела. Как правило, татуировка и её вид определяются самим заказчиком, либо условиями быта и социума. Татуировка носит характерные отличительные черты, подразделяясь на виды, стили и способы изготовления.

Наносится под кожу с помощью одной или нескольких игл. При правильном нанесении и использовании качественного пигмента такая татуировка никогда полностью не выцветает и остаётся до конца жизни.

Татуировки часто используют в косметических целях для ликвидации различных пятен или для нанесения макияжа на лицо — так называемый перманентный макияж или татуаж. Косметическому татуажу могут подвергаться губы, брови или глаза (веки) Перманентный макияж губ, в силу того, что наносится на слизистую, которая тоньше обычной кожи, имеет высокую подверженность к выгоранию. Перманентный макияж рассчитан на срок от 1 года до 5 лет.

Редакция «Аргументы и Факты – Челябинск» поздравляет всех читательниц с Международным женским днём.

Любимое место: Алексей Малыбаев о Shop & Bar Denis Simachev

Креативный директор и партнёр агентства Firma рассказал о своих хитах в любимых ресторанах города и о том, что со сменой шефа место рискует потерять преданную аудиторию.

В Москве тысячи кафе и ресторанов, и каждую неделю открываются новые, но список самых любимых мест, куда идёшь не любопытства ради, а за знакомым и проверенным, редко меняется со временем. The Village продолжает рубрику, которая посвящена именно таким, любимым местам. В новом выпуске креативный директор и партнёр агентства Firma и Firma Super Brand Алексей Малыбаев рассказал о Shop & Bar Denis Simachev — месте, куда ходит со дня его открытия и где на экранах можно увидеть себя образца двухлетней давности.

Креативный директор
и партнёр агентства Firma

Заказ:

«Утренний суп с курицей и уткой» — 350 рублей
Пицца с копчёным лососем
и кремом маскарпоне — 690 рублей
Кофе американо — 160 рублей

О месте

Я хожу сюда с самого открытия, с первого дня, а Shop & Bar Denis Simachev в этом году исполнилось уже пять лет. Так получились, что мы с Денисом Симачёвым долгое время были соседями на «Арме» — всей компанией ходили к нему в студию, много общались. И когда открылся бар, то стали ходить и сюда. Здесь работает очень много знакомых, и в любое время, когда сюда приходишь, жмёшь чью-то руку — это приятно. Я бываю тут очень часто, тем более что место работает круглосуточно. Здесь вкусные завтраки в любое время, а это очень удобно, ведь никогда не знаешь, во сколько проснёшься в выходные.

Соседство кафе, клуба и магазина, мне кажется, очень крутой формат. Когда «Симачёв» появился, такого предложения в Москве вообще не было. Кроме того, это очень уютное место: не большое и не маленькое, тут всегда комфортное количество людей. Интерьер мне тоже очень нравится — цыганский замес, фанатичное внимание к деталям. Тут, например, были совершенно офигительные наборы вилок и ножей, которые практически все были украдены за первые несколько месяцев, а это хороший знак.

НА МОМЕНТ ОТКРЫТИЯ SHOP & BAR DENIS SIMACHEV БЫЛ
ПОЧТИ ЕДИНСТВЕННЫМ МЕСТОМ,
ГДЕ ДЕЛАЛИ БУРГЕРЫ

Думаю, Денис так и рассчитывал, чтобы у каждого остался какой-то артефакт на память (шутка, я не брал!). Ещё мне нравится, что за пять лет беспощадного
использования мебель и декор стали только лучше: каждая царапина и надпись на кафеле часть чьей-то истории. Естественно, я хожу сюда не только есть, но и в бар на вечеринки. За музыку отвечает мой давний друг, ещё из Екатеринбурга, Сергей Плешаков (Orange).

Смена поваров — это самый опасный момент в любом ресторане, потому что
можно потерять преданную аудиторию. Но в Shop & Bar Denis Simachev смена поваров прошла незаметно для меня, и те блюда, которые были любимыми, ими и остались. Первые повара бара — Натан Дэллимор и Натали Хорстинг — стали такими известными в Москве именно благодаря этой работе. Они ставили всю кухню Simachev при открытии, и их линию сейчас здесь продолжают. Я не знаю, кто сейчас работает в «Симачёве» шефом, но точно кто-то классный.

О блюдах

На момент открытия Shop & Bar Denis Simachev был почти единственным местом, где делали бургеры. Тогда появились предложения вроде «полбургера и суп», появилась знаменитая пицца с лососем на очень тонком тесте, которую я считаю самой вкусной в городе. Хитами Shop & Bar Denis Simachev можно назвать бургеры-сэндвичи, салат «Цезарь» с яйцом-пашот, пиццу с лососем или с копчёной уткой. Многое из меню сначала рекомендовали друзья, а потом я заказывал сам, но не помню, чтобы хоть раз поел здесь плохо.

В выходные в «Симачёве» можно вкусно позавтракать. Здесь готовят уникальный «Утренний суп с курицей и уткой». Он густой и очень интересный на вкус, я нигде не встречал ничего подобного. Также рекомендую яйца-пашот и омлеты. Очень вкусные каши; летом, когда работает терраса, приятно заказать овсяную кашу с двойной порцией ягод, можно полить её мёдом — получается обалденное утреннее блюдо. Вечером и ночью могу порекомендовать уже ставшие классическими для Москвы арбузные шоты. При том, что они достаточно крепкие, вкус у них очень свежий и алкоголь практически не чувствуется. Их приносят по 4 штуки, но обычно заказываешь больше, потому что классно их пить большой компанией.

Ещё 4 любимых места в Москве

Мне вообще нравятся заведения Айзека Корреа, я бываю в них очень часто. В Corner Burger делают концептуальные бургеры — так я для себя это классифицировал. Есть места с классическими бургерами, а тут они другие, с интересной подачей, ингредиентами. Мне очень нравится бургер «Пилигрим» с индейкой, на тёмных тостах.

«Чито-Ра»

Я люблю кухню разных стран, и это место заслуживает высшей похвалы. Это кафе без дизайна, но очень колоритное. Оно находится в здании общаги на «Курской». Там всегда битком, часто можно заехать пообедать и уйти ни с чем, потому что не будет мест. Они делают очень вкусные хинкали, да и вообще вся еда вкусная. «Чито-Ра» подкупает своей искренностью.

Мне нравится их изысканная кухня, интересные, нетипичные сочетания. В Ragout подают несколько видов паштетов на доске с хлебом и соусами —
это отличное начало ужина. Атмосфера и интерьер простые, располагающие к беседе. Кстати, интерьер сделал архитектор Борис Бернаскони, работы которого мне очень нравятся. По типу общения это место похоже на итальянское: когда заходишь и слышишь гул голосов.

Когда душа требует холодца, или блинов с красной икрой, или настойку, я иду туда. Там домашняя атмосфера, кот ходит. Это классическая русская кухня, здесь очень вкусно готовят оладьи из кабачков с лососем. Вкусные настойки приносят в графинах.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Всё про тату: самая полная коллекция фото и видео